" />
Как продвинуть самогон
03.09.2007
Выпить не дураки очень многие. Но многие ли способны сделать из выпивки нечто большее, чем застольное удовольствие или повод для драки?
Те, о ком рассказывает эта статья, сумели извернуться вполне по-деловому, и в то же время - в истинно русском духе. От всей души рекомендуем ознакомиться.

Если у тебя есть товар на складе, но он никак не представлен в магазинах, считай, у тебя его нет.
Три журналиста и один должник - ничего особенного. Теперь они продают самогон. Официально! Заметим, очень неплохой самогон. Получше иной "брендовой" водки!

Когда-то мы с Николаем Полуэктовым работали в одной газете и часто пили чай с пряниками в редакционном баре. Бывало, пили и кое-что покрепче чая. Но не оказалось меня рядом в тот момент, когда Николаю привезли из деревни в качестве гостинца самогон. А то, может, я бы стала пятой в компании друзей, которым так этот самогон понравился, что они решили заняться его производством. Замечу - официальным производством.
 
Довесок к профессии

Обычно предприниматели, с которыми мне доводилось общаться, начинали свой рассказ словами «когда-то в девяностые…». Когда-то в девяностые случилась перестройка, когда-то в девяностые я вдруг понял, что надо уходить из науки, когда-то в девяностые все делали что хотели, когда-то в девяностые можно было заработать на воздухе, когда-то в девяностые я ездил на «стрелки»… Это действительно были времена больших возможностей. И это были времена, когда многие люди сколотили свой первый капитал, приобрели нужные связи и поставили на рельсы паровоз под названием «мое дело». Бизнес мог и не быть уникальным, но уникальна была сама история. Путь человека, познающего рыночные отношения. Или то, что каждый отдельно взятый человек принимал за таковые.
Николай Полуэктов на «стрелки» не ездил, боевое крещение не проходил, воздух продавать не умеет, да и некому уже, и вообще все это «когда-то в девяностые…» знает только понаслышке.
Бизнес Николая Полуэктова вырос не из папиных денег. Он вообще вырос не из денег. Их просто не было. А была одна большая идея, три журналиста плюс один предприниматель, долги и как довесок к профессии - доступ к средствам массовой информации. По большому счету, думаю, не будь этого довеска, не было бы и бизнеса.
Сценарий развития событий был прост. «Квасили» ребята у кого-то на кухне самогон, говорили за жизнь, а ближе к утру пришла мысль: а отчего бы нам самим не гнать эту жидкость и не продавать ее в магазинах? Идея всем четверым показалась заманчивой. Бизнес-план был разработан быстро, благо помимо журналистов в дело ввязался еще и опытный бизнесмен. Основной ресурс проекта - совершенно бесплатная раскрутка в журнале «Деньги». «Мы предлагаем вам реалити-шоу» - с таким предложением трое журналистов пришли к главному редактору издания. Эта идея, в свою очередь, показалась заманчивой главному редактору. Такого в российских средствах массовой информации еще никто не делал. Предприниматели каждую неделю подробно описывают свои шаги, ошибки и проблемы, затраты и решения, они даже рассказывают о своих ссорах и стычках с милицией («отпустите нас, а то мы про вас в журнале напишем» действует на сотрудников правоохранительных органов едва ли не сильнее, чем возможность получить мзду).
- Я бы гордо заявил,- говорит Николай - что да, мы не прошли период первичного накопления капитала во времена «новых русских», но мы нашли совершенно новый в сегодняшние дни путь построения алкогольного бизнеса без многомиллионных вложений. Те публикации, которые выходили в рубрике «Малый бизнес», вызывали у людей искреннее удивление, они все говорили: «Вообще-то мы привыкли к тому, что алкогольный бизнес малым не бывает». И читали статьи с еще большим интересом. Скорее всего, подогревало этот интерес ожидание нашего провала. А мы в это время так раскручивались. С одной стороны - торговую марку, с другой - просвещали народ о самогоне, воздействовали на подсознание и боролись с государственной пропагандой.
 
Самогонная кухня

- Технология производства алкогольных напитков скрыта от наших глаз,- говорит Николай.- Не потому, что она засекречена. Она не востребована. Когда мы приходим в ресторан, то ведь не вызываем повара и не требуем от него рассказать пошагово, из чего и как он готовил трюфели. Хотя, может, кто-то так и делает…
После кабинета главного редактора журнала «Деньги» Николай с товарищами пошел в библиотеку читать умные книжки. И выяснили они, что есть всего две технологии производства крепких напитков: ректификация спирта и дистилляция. Первая, быстрая и дешевая, используется для производства водки - из браги вырабатывается чистый этиловый спирт и разбавляется водой. После дистилляции, более древней и дорогой технологии, в спирте остаются сивушные масла, запахи, он долго настаивается в бочках, и получаются коньяки, ром, граппа, виски, кошасса и самогон. То есть по уму, не имея больших финансовых возможностей, надо было бы делать водку, но с другой стороны, чем новая водка будет лучше той, что уже представлена на рынке?
- Мы запатентовали технологию производства самогона и зарегистрировали торговую марку «Косогоров Самогон»,- говорит Николай.- То есть сделались держателями брэнда и собственной рецептуры. Далее нужно было найти «кухню», где по этому рецепту нам бы приготовили продукт, и приобрести сырье.
«Кухню» самогонщики нашли в Ставропольском крае на Прасковейском коньячном заводе. Строить свое производство не было денег, а арендовать мощности в Москве или Подмосковье просто не имело смысла.
- Коньячные заводы в средней полосе России только так себя называют. На самом деле они не производят коньяк, потому что у них и сырья-то нет - виноградники все в Черноземье. Они закупают импортные спирты и их разливают. На Прасковейском заводе исторически делали коньяки, и был у них опытный хороший технолог. А рецепты самогона - дело вкуса. Кто-то считает, что самогон - не самогон, если он не настоян на арбузных корочках. Рецептур множество. Мы взяли классический: только перегонка без добавок.
Сырье для самогона, как и для коньяка,- это виноматериал. Каждую весну закладывается урожай, осенью его собирают, делают молодое вино и распродают по заводам. Спирт для производства водки можно покупать круглый год. А здесь, если вовремя не вложиться, то придется ждать нового урожая. Тогда все вложения в оформление документов, стекло и дизайн этикетки заморозятся на целый год. Поэтому Николаю с друзьями пришлось брать кредиты в банках и просто занимать у знакомых.
- Мы, конечно, в самом начале рассуждали чересчур оптимистично - такой эксклюзивный товар, мы его как перегоним, как он пойдет нарасхват. А потом в процессе поняли, что даже при раскрутке в журнале «Деньги» люди морально не готовы платить за самогон 500 рублей. Кстати, изначально он стоил на 100 рублей дешевле. Но спустя год мы поняли, что при такой цене бизнес станет рентабельным при ежемесячных продажах минимум в 10 тысяч бутылок, а мы за весь год продали 50 тысяч.
 
«Ребята, идите на фиг»

Когда урожай винограда в Ставропольском крае созрел, ООО «Самогон» уже заключило с Прасковейским заводом договор на производство напитка по своим зарегистрированным технологиям. И тут возникла небольшая, но очень существенная проблема.
- Мы привезли на завод виноматериал и заплатили деньги за первую перегонку. Самогон уже готов, надо разливать его в бутылки, грузить в фуры и везти на акцизные склады. Но происходит задержка с получением разрешения на его продажу. То есть конечную операцию по получению прибыли мы провернуть не можем. Все наши деньги в жидком виде застряли на заводе. Было два варианта - продать спирт коньячным производителям по себестоимости либо ждать получения документов. Можно сказать, что тогда наш бизнес висел на волоске.
Разрешение самогонщики все-таки получили - под Новый 2004 год. В связи с обычной ситуацией на рынке в период праздников, когда полки магазинов заняты, склады забиты и товар не принимается на реализацию, готовый самогон пришлось попридержать. Первые фуры приехали с Прасковейского завода на акцизный склад в Москве только в феврале. Но оказалось, что здесь их никто не ждет.
- Своих хранилищ у нас не было изначально - товара не так много, да и проблем с акцизными марками и проверками качества на междугородних пунктах контроля мы избегаем. Не наша это забота - хранение и доставка товара в нужный город. Но при этом оставлять всю реализацию только на склад тоже неразумно. Не уперся менеджеру склада этот самогон. Он свой процент может заработать и на водке, которая всегда хорошо идет. А наши ящики стоят - ну и пусть себе стоят. Поэтому мы решили взять все в свои руки. Думали, сейчас направо и налево начнем раздавать предложения, от которых нельзя отказаться. Но никто нас просто слушать не хотел. Мы обзвонили все крупные магазины и торговые сети. Это был шок. «Здравствуйте, у нас тут самогон…» - «Ребята, идите на фиг». И мы сели думать, а куда же нам все это теперь деть. Потому что если у тебя есть товар, он на складе и никак не представлен в магазинах, то считай, у тебя нет этого товара.
 
Сходить в баню и начать работать

По статистике 2003 года только 20% всех товаров приобретались в торговых сетях, остальные 80% - в одиноко стоящих магазинах. В 2005 году в сетях продается уже более 50% товаров. А с сетями, обреченно говорит Николай, договориться сложно.
- Нужны были деньги на «входные билеты». Сумма могла доходить до 30 тысяч долларов за каждый. У нас их не было. Доступ к СМИ тоже не спасал. Магазин отдает под товар свои полки, зарабатывая на наценке. Любой новый товар - это риск. Площади заняты, а деньги могут и не прийти. Сомнительная реклама в журнале не покрывает расходов. Особенно тяжелая ситуация на алкогольном рынке - есть определенное количество игроков с раскрученными напитками и марками. В нашем случае уникальность продукта играла против нас.
С «Перекрестком» самогонщикам повезло. После длительных переговоров сеть все-таки согласилась сотрудничать. Условия были жесткими, но надо было с чего-то начинать.
- Мы заключили эксклюзивное соглашение без «входного билета» - самогон может продаваться в HoReCa (рестораны, бары, клубы), в одиноко стоящих магазинах и только в «Перекрестке». Контракт истекал через год. И через этот год мы имели хорошую запись в личном деле. Это, безусловно, само по себе снижало стоимость «входного билета» в другие сети. При этом промышленный шпионаж на рынке развит настолько, что все легко можно проверить. Поставщики у всех одинаковые, достаточно договориться о том, чтобы экспедиторы, которые занимаются развозом, показывали накладные. Рынок прозрачный, все друг друга знают, и главную роль играет «человеческий фактор»: с кем-то можно месяцами договариваться и ни о чем не договориться, а с кем-то можно вместе в баню сходить и после начать работать.
Пока самогонщики год сидели на голодном пайке, они сдружились с ресторанами, предлагающими украинскую кухню. Нельзя сказать, что в HoReCa попасть легче, чем в магазины, но уж больно хорошо самогон идет под сало.
- Наш напиток не знает никто. В ресторане можно заказать на пробу всего рюмку, а в магазине человек должен купить сразу целую бутылку. Да и в ресторане хорошем вроде как не отравят. У нас как принято говорить? Самогон - это яд. Многолетняя государственная пропаганда. В 2004 году американцы заказали МВД исследование русского самогона. Из ста образцов, собранных в Омской, Нижегородской и Воронежской областях, только 17 были действительно низкого качества. Воронежский самогон по тестам занял второе место после Hennessy. А яд как раз - это чистый этиловый спирт, который используется для производства водки.
По окончании действия эксклюзивного соглашения с «Перекрестком» в январе 2005 года «Косогоров Самогон» вышел на новый виток развития. Напиток появился на прилавках сразу нескольких крупных сетей Москвы, кроме того, продолжает успешно потребляться в ресторанах. Оборот компании составляет 500 тысяч долларов. На сегодняшний день ООО «Самогон» сотрудничает с 10% регионов России. Николай говорит, особенно их любят в Екатеринбурге. Публикации в журнале «Деньги» закончились. Из троих журналистов только один все еще трудится в СМИ. Остальные с головой ушли в бизнес. Теперь бывшие участники реалити-шоу видят в этом проекте не только плюсы, но и минусы.
- В 1998 году в Питере появились первые сухарики - «Чапаевские». Сейчас даже их названия никто не помнит. Они открыли этот рынок, расчистили дорогу для таких монстров, как «Три корочки», «Кириешки», «Емеля», и были ими же задавлены. История печальная. Мы опасаемся, что с нами может быть что-то похожее. Сама идея самогона вроде бы очевидна, но пока мы одни на пустом рынке. И мы себе на голову сделали эту нишу прозрачной, расчистили дорогу, обо всем рассказали. Я думаю, что многие люди на рынке сидят и следят за нашими результатами, чтобы в случае успеха подхватить самогонный бизнес.
 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua