" />
Виктор Пинзеник: для выхода страны из кризиса, необходимо повысить коммунальные тарифы
Бизнес - Экономика
20.05.2009

ImageВ интервью Контрактам Виктор Пинзеник рассказал о том, что: 1) дна кризиса еще не видно; 2) главная угроза экономике — денежная эмиссия; 3) привыкать к инъекциям от МВФ вредно; 4) помогать надо только крупнейшим банкам.

 В последние месяцы в экономике появились признаки стабилизации. Можно ли говорить о том, что кризис в Украине уже достиг дна?

— К сожалению, пока нет оснований говорить об этом. Ситуация оказалась хуже тех прогнозов, которые я готовил для правительства в конце прошлого года. Тогда, согласно предварительным оценкам, падение ВВП по итогам I квартала 2009-го должно было составить 7–10%, но уже ожидалось, что спад будет большим. Сегодня очевидно: он значительно больше. По моим оценкам, сокращение ВВП в I квартале этого года составит не 10% и даже не 15%. Кроме того, предполагалось, что в конце 2009-го экономика начнет подниматься, но сейчас можно утверждать, что все четыре квартала этого года нас ожидает спад. В октябре–декабре падение ВВП замедлится, но будет продолжаться.

Почему ВВП продолжит падать?

— Действие негативных факторов, влияющих на экономику, пока не исчерпалось. Во-первых, ситуация на внешних рынках неблагоприятная: спад мировой торговли ожидается на уровне 9%, а это означает, что экспорт не будет способствовать росту экономики. Во-вторых, будет сокращаться инвестиционный спрос. Сейчас строительные компании завершают возведение начатых объектов, высасывают все ресурсы, чтобы ввести их в эксплуатацию, но новых сооружений не закладывают. Поэтому надо ожидать дальнейшего спада в строительстве, что приведет к цепной реакции в смежных секторах, прежде всего в производстве стройматериалов. В-третьих, уровень потребления сокращается. Уменьшается реальная заработная плата: по итогам марта она упала на 11%. Четвертая составляющая — банковский сектор снизил объемы кредитования, что является важным инструментом поддержки спроса.

Спад можно будет сравнить с кризисом 1990-х годов, когда за несколько лет ВВП сократился более чем наполовину?

— Нынешний спад и кризис 1990-х — разные вещи. На мой взгляд, из нынешнего кризиса выйти намного легче. Его причина заключается в том, что из-за проблем в финансовом секторе в мире прекратилось движение денег, а за ним остановился спрос. Главная задача — восстановить круговорот денег. В 1990-е годы ситуация была совсем иная: спрос сокращался из-за стремительного падения покупательной способности населения. К тому же сейчас Украина имеет преимущества по сравнению с другими странами, что может ускорить выход из кризиса. У нас нет развитого фондового рынка, крупных негосударственных пенсионных фондов, недоразвит страховой рынок. Для Украины финансовый кризис — это почти исключительно кризис банковского сектора.

Тем не менее, если спрос начнет останавливаться в связи с падением покупательной способности населения, в дополнение к нынешнему кризису мы получим еще и проблемы 1990-х годов. Это может произойти в случае монетизации дефицита государственного бюджета, когда нехватка средств будет покрываться за счет денежной эмиссии.

Но ведь правительство заявляет о перевыполнении планов поступления доходов в госбюджет.

— Бюджетный план этого года не выполняется, а запаса прочности на едином казначейском счету уже почти нет. Я не помню такого счета за последние 7–8, а то и больше лет. Дальше выполнять бюджет будет еще сложнее. Он рассчитан на основе прироста ВВП в размере 0,4% — в план заложены и распределены деньги, которых нет и не будет. Сейчас дефицит госбюджета утвержден на уровне 3% ВВП, но, по моей оценке, на самом деле он составит около 70 млрд грн, или 7% ВВП (не учитывая 44 млрд грн на рекапитализацию банков). Возникает проблема: за счет чего перекрыть нехватку денег в бюджете?

Можно ли покрыть дефицит за счет кредита МВФ?

— В программе сотрудничества Украины с Фондом впервые появилась норма о покрытии дефицита бюджета за счет средств МВФ в размере $1,5 млрд — 12 млрд грн. Еще 10 млрд грн может дать Всемирный банк. Но предоставление кредита МВФ на такие цели — это беспрецедентный случай, раньше Фонд никогда не выделял средства правительству на покрытие дефицита бюджета, только предоставлял кредиты центральному банку. У меня двойственное отношение к новой программе с МВФ. С одной стороны, сегодня отношения с миром, в том числе получение других кредитов, невозможны без поддержки Фонда. Страна нуждается в доступе к валюте, иначе все бремя ляжет на гривню через девальвацию. С другой — вряд ли в 2009-м ситуация с наполнением казны улучшится и через полгода бюджету понадобится новая инъекция. Меня беспокоит макроэкономическая составляющая программы. В ней заложены значительные риски, а именно беспрецедентный дефицит бюджета — 4% ВВП. Готовность Фонда принять его в таком размере, учитывая, что реальный дефицит значительно больше задекларированного, ведь доходная часть бюджета не выполняется, мне кажется очень рискованной.

То есть МВФ заинтересован дать нам деньги даже больше, чем мы стремимся их взять?

— Не надо воспринимать МВФ как благотворительную организацию. Скорее всего, мотив не в этом. Очевидно, что ухудшение экономической ситуации в Украине негативно влияет и на другие страны. Осложнение проблем у нас, например, будет иметь серьезные негативные последствия для стран Восточной Европы.

Чтобы сбалансировать госбюджет, Украине нужно пойти на сокращение расходов?

— Проблема не только в сокращении расходов, но и в существенном изменении их структуры. Кризис производства является следствием пораженного потребления. Государственное финансирование необходимо для возобновления спроса, на это должны быть направлены первоочередные меры правительства. Простейший способ восстановить производство — дать заказы секторам, которые не нуждаются в значительных инвестициях, а могут изготовлять продукцию исключительно за счет уже имеющихся мощностей: металлургии, производства строительных материалов, строительства. Потребителем продукции отечественной промышленности должен стать в большей мере внутренний рынок. Например, металл нужен для строительства линий электропередач. Строительные материалы необходимы для сооружения мостов. Нужны замена канализации, прокладка новых теплотрасс, ремонт и строительство дорог.

Деньги на государственное финансирование этих проектов можно найти. Необходима коррекция тарифов на газ, воду, тепло, водоснабжение, канализацию, увеличение платежей в дорожный фонд. Годовые доходы Укравтодора — это 8 млрд грн. За такие деньги наши прапраправнуки не увидят в Украине дорог. $5 млн стоит 1 км автобана, только 200 км качественных дорог способна строить Украина на протяжении года.

А налоговые льготы — это не выход. Сколько бы вы ни уменьшали налоги металлургам, потребитель не появится.

Целесообразно ли повышать тарифы в условиях кризиса? Ведь существует риск, что люди не смогут платить больше за неимением средств или испугаются неэффективного использования властью полученных денег.

— Возникает вопрос: кто же сейчас платит больше? Ответ — бедные люди. Так как через инструмент цен поддерживают тех, кто больше потребляет. А больше потребляют те, кто лучше живет. Кроме того, компенсировать повышение тарифов должна система социальной защиты — для малообеспеченных слоев населения есть субсидии. Я не отрицаю существования проблемы непрозрачного и неэффективного использования средств в естественных монополиях. Но в Украине это лишь повод не принимать непопулярных решений.

В бюджете на рекапитализацию банков предусмотрено около 44 млрд грн. Сейчас программа рекапитализации четырех финучреждений из группы крупнейших предусматривает расходы около 20 млрд грн. Хватит ли оставшихся средств для восстановления капиталов других банков?

— Сейчас проблемы есть почти во всех отечественных банках, а не только в тринадцати, в которых введена временная администрация. Государство должно вмешиваться только там, где нет другого выхода. Поэтому не все финучреждения должны быть объектом рекапитализации, а только так называемые системные банки, разрушение которых может привести к негативным последствиям для банковской системы в целом и для населения в частности. Например, следует рекапитализовывать финструктуры, где много депозитов физических и юридических лиц. Там, где владельцем банка является иностранное кредитно-финансовое учреждение, восстановление капитала должны проводить сами акционеры, без участия государства. Кроме того, на данном этапе существует возможность привлечь нескольких международных акционеров: Европейский банк реконструкции и развития и Международную финансовую корпорацию, которые войдут в финучреждения временно. В свое время я приглашал ЕБРР к созданию банка реконструкции и развития на базе ПИБа. С их стороны была высказана готовность войти в новую финструктуру акционером с долей 25%. Однако дело повернули в другую сторону.

Еще один необходимый шаг для оздоровления банковского сектора — введение быстрой процедуры ликвидации проблемных несистемных банков. Кредитно-финансовое учреждение следует ликвидировать тогда, когда у него еще есть живые активы. Быстрая процедура ликвидации помогает решить проблему депозитов населения без привлечения фонда гарантирования вкладов. Немало проблемных финучреждений имеют прекрасные активы, среди их заемщиков — здоровые компании. Правильная работа с банковскими активами позволяет безболезненно решить проблему вкладчиков. Не все ли равно человеку, в каком банке своевременно и в полном объеме получить свои деньги. К сожалению, сейчас в Украине такого механизма не существует. Например, печально известный банк «Украина» был ликвидирован только на днях. Выход один: есть проблема у финучреждения — надо его немедленно ликвидировать, как это делают во всем мире.

Некоторые финансисты прогнозируют, что из-за кризиса количество банков в Украине сократится вдвое. Такое возможно?

— Одна из причин, почему не следует ждать быстрых результатов преодоления кризиса в банковском секторе, — очень запоздалые решения о рекапитализации финучреждений. В целом этот процесс вообще еще не начался, он существует только в качестве программы на бумаге.

Не думаю, что процесс рекапитализации финучреждений завершится в этом году и ограничится 44 млрд грн. Средства на их рекапитализацию находятся за рамками предельного бюджетного дефицита, определенного Международным валютным фондом (4% ВВП), и составляют 4,5% ВВП. При необходимости этот дефицит может быть предметом дискуссий, поскольку он не подлежит обязательной полной монетизации (привлечение эмиссии НБУ). Так как без спасения банков невозможно спасти экономику. С другой стороны — это разовый дефицит. Более того, через несколько лет его можно будет погасить путем продажи пакета акций временного акционера финучреждения, то есть Кабмина. К сожалению, только в конце года и при условии правильной политики мы увидим первые результаты преодоления кризиса в банковском секторе.

Можно ли сейчас прогнозировать ситуацию с курсом гривни?

— Нет. Как можно на рыхлом бюджете делать прогнозы? Кто может дать гарантию, что бюджетный дефицит не будет монетизирован? Если бюджетный дефицит составляет 1%, то прогнозировать можно с легкостью, но не когда дефицит бюджета превышает 7% ВВП. В этих обстоятельствах делать прогнозы невозможно. В любой момент дамбу может прорвать. Тем не менее тех причин, которые послужили причиной девальвации гривни в прошлом году, сейчас нет или почти нет. Риски лежат исключительно в бюджетной плоскости.

Анна САЙЧЕНКО, Константин КРАВЧУК, КОНТРАКТЫ

Читать также:

Бюджет США подлатают за счет налогов на порно

Инфляция повысила рейтинг Украины

Украина получила второй транш кредита МВФ

Валовой Внутренний Провал: осенью нас ждет вторая волна экономического кризиса

Украина слишком европейская для ЕС

 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua