" />
Речь председателя ФРС США Бернанке. Часто задаваемые вопросы.
Бизнес - Экономика
06.01.2010

ImageРечь Председателя ФРС США Бена Ш. Бернанке на собрании Вашингтонского Экономического Клуба, Вашингтон, округ Колумбия  7 декабря 2009г.

Для меня большое удовольствие снова выступать в Экономическом Клубе Вашингтона. После того, как мы столкнулись с самым серьезным финансовым кризисом и наихудшей рецессией со времени Великой Депрессии, наша экономика за последний год сделала значительный прогресс. Хотя экономические проблемы, стоящие перед семьями и компаниями нашей страны, остаются весьма серьезными, рабочих мест создается мало, кредит получить трудно, тем не менее финансовая система и экономика избежали коллапса, вернулся экономический рост, а признаки восстановления уже наблюдаются повсеместно.

Понятно, что в такой сложной ситуации у людей имеется много вопросов о текущей ситуации и путях выхода из нее. Соответственно, по примеру так называемых FAQs (часто задаваемых вопросов) на интернет-сайтах, я бы хотел сегодня ответить на четыре важных вопроса об экономике и ФРС. Эти вопросы таковы:

1. Куда идет экономика?
2. Что делала ФРС для поддержки экономики и финансовой системы?
3. Приведут ли действия ФРС к инфляции в будущем?
4. Как избежать подобных кризисов в будущем?

Куда идет экономика?

Во-первых, чтобы понять, куда может идти наша экономика, мы должны взглянуть, где она только что была. Год назад наша экономика – и все крупные мировые экономики – была вовлечена в разрушительный финансовый кризис. Власти как здесь, так и за рубежом предприняли чрезвычайные действия, направленные на стабилизацию финансовой системы и смягчение экономических последствий кризиса. Очень важно, что это вмешательство позволило предотвратить глобальную финансовую катастрофу, которая могла ввергнуть мир во вторую Великую Депрессию. Но хотя глобального экономического катаклизма удалось избежать, кризис, тем не менее, имел широкие и глубокие экономические последствия, включая глубокую рецессию в большинстве крупных экономик мира. В США уровень безработицы, который был всего 4,4 % в марте 2007г., сейчас находится на уровне 10%.

В последнее время мы видим некоторое оживление экономической активности, отражающее частично ослабление действия сил, которые ограничивали развитие экономики в последние несколько кварталов. Резкий спад конечного спроса, который ускорился в конце 2008г., оставил многие фирмы с запасами нераспроданных товаров, что в свою очередь заставило их агрессивно сокращать производство и рабочие места. Это феномен особенно выражен был в автомобильной промышленности: некоторые автопроизводители, ряд из которых столкнулись с жесткими финансовыми проблемами, временно приостановили производство на многих своих заводах. К середине этого года, однако, запасы значительно уменьшились, что подвигло компании целого ряда отраслей снова приступить к наращиванию выпуска, и это внесло вклад в недавно зафиксированный прирост валового внутреннего продукта (ВВП) страны.

Хотя снижение запасов стимулировало производство, устойчивое восстановление требует возобновления роста конечных продаж. Обнадеживает, что мы видим уже некоторое укрепление спроса на жилье и потребительские товары и услуги. В жилищном секторе продажи новых и существующих домов значительно выросли в этом году, и цены слегка стабилизировались. Между тем, запасы непроданных новых домов уменьшились. Отражая эти факторы, строители несколько увеличили новое строительство, что является заметной переменой тенденции, выражавшейся в крутом падении, характерной для нескольких последних лет.

Расходы потребителей также росли, начиная с середины года. Часть этого роста отражала временный всплеск покупок автомобилей, который стал результатом программы «деньги за хлам», но расходы в других категориях товаров также выросли. В коммерческом секторе, бюджеты на новое оборудование и программное обеспечение стабилизируются, а улучшение экономической обстановки за рубежом поддерживает спрос на наши экспортные товары.

Хотя мы видим некоторое улучшение в экономической активности, мы должны пройти еще какой-то путь, прежде, чем восстановление будет устойчивым. Вопросом также является, будет ли восстановление достаточно сильным, чтобы создать большое количество рабочих мест и существенно снизить уровень безработицы. Экономические прогнозы всегда зависят от множества неопределенных факторов, но я склонен предполагать в данный момент, что мы будем продолжать наблюдать скромный экономический рост в следующем году – достаточный, чтобы несколько снизить безработицу, но более медленный, чем нам хотелось бы.

Ряд факторов поддерживает точку зрения, что рост продолжится в следующем году. Важно, что финансовая ситуация продолжает улучшаться: корпорации не испытывают особых трудностей с финансированием посредством рынка облигаций и акций, цены на акции и другие активы значительно выросли по сравнению с низшими своими значениями, и ряд индикаторов позволяют предположить, что страх системного коллапса значительно уменьшился. Проводится стимулирующая монетарная и фискальная политика. И я уже упоминал, что в жилищном секторе, расходах потребителей, инвестициях коммерческого сектора и в глобальной экономической активности ситуация улучшается.

С другой стороны, экономика столкнулась с сильными противодействующими факторами, которые будут сдерживать темпы роста. Несмотря на общее улучшение финансовой ситуации, кредит остается недоступным для многих заемщиков, в частности, для заемщиков, зависящих от банковского сектора, таких как домохозяйства и малый бизнес. А рынок труда, хотя и не сокращается темпами, которые мы видели в 2008 и ранее в этом году, остается слабым. Расходы домохозяйств вряд ли будут быстро расти, когда люди сохраняют озабоченность за свои рабочие места и их доступ к кредиту ограничен.

На инфляцию воздействует ряд противоречивых факторов. Снижение потребности в ресурсах обусловливает замедление роста цен и зарплат, и долгосрочные инфляционные ожидания стабильны. Цены на сырье в последнее время выросли, что отражает, по всей вероятности, восстановление глобальной экономической активности и девальвации доллара. Хотя мы будем продолжать внимательно следить за инфляцией, в сумме она, скорее всего, останется умеренной, по крайней мере некоторое время .

Что делала ФРС для поддержки экономики и финансовой системы?

Дискуссия о том, куда движется экономика, приводит нас ко второму вопросу: Что делала ФРС для поддержания экономики и финансовой системы?

ФРС делала и продолжает делать достаточно много для укрепления финансовой стабильности и стимулирования восстановления рынка труда и экономической активности. Например, мы начали процесс смягчения монетарной политики в сентябре 2007 года, вскоре после начала кризиса. К середине декабря 2008 года наша целевая ставка была установлена практически на минимальном возможном значении – в диапазоне от 0 до 0,25%, по сравнению с 5,25% до кризиса, и мы держали эту ставку весь последний год.

Наши усилия по поддержанию экономики значительно вышли за рамки традиционной монетарной политики, однако. Я уже ссылался на тесное сотрудничество ФРС с Министерством финансов (Казначейством), Федеральной Корпорацией Страхования Вкладов (FDIC), и другими внутренними и иностранными властями в согласованных и в конечном счете успешных усилиях по стабилизации глобальной банковской системы, которая была на грани коллапса после чрезвычайных событий сентября и октября 2008г. Мы далее предприняли энергичные меры, как независимо, так и в связке с другими ведомствами, чтобы помочь нормализовать ключевые финансовые институты и кредитные рынки, разрушенные кризисом. Среди них можно упомянуть отрасль паевых фондов денежного рынка, в которой большое количество американских домохозяйств, компаний и муниципалитетов вкладывали деньги на короткий срок; и рынок коммерческих бумаг, к которому многие компании обращаются для финансирования своих каждодневных операций. Мы также создали и в дальнейшем расширили специальные договоренности с иностранными банками для предоставления долларов на глобальные финансовые рынки, так как мы обнаружили, что проблемы на долларовых рынках за рубежом отражались на наших собственных рынках.

Позднее мы сыграли важную роль, помогая вновь запустить работу рынков обеспеченных ценных бумаг, которые используются для финансирования автокредитов, кредитов по кредитным картам, кредитов малому бизнесу, студенческих кредитов, кредитов для финансирования коммерческой недвижимости, и других видов кредитов. Проводя работу по оживлению этих рынков, которые дают возможность банкам выходить на более широкие рынки ценных бумаг для финансирования своих программ кредитования, мы помогли банкам освободить место в своих балансах для новых кредитов домохозяйствам и бизнесу. Кроме этого, мы поддержали общее функционирование частных кредитных рынков и помогли снизить процентные ставки на облигации, ипотеку и другие займы посредством покупки беспрецедентных объемов ипотечных ценных бумаг и долговых бумаг Казначейства.

Во всех этих усилиях нашей целью не было поддержание конкретных финансовых институтов или рынков ради самих рынков. Скорее, признавая, что здоровая экономика требует хорошо функционирующих финансовых рынков, мы всегда преследовали одну цель – восстановление экономической активности и экономических возможностей. В этом отношении наши цели и средства полностью соответствовали традиционным функциями центрального банка и мандату, данному Федрезерву Конгрессом – обеспечивать ценовую стабильность и максимальную занятость.

В дополнение к смягчению монетарной политики и действиям по стабилизации финансовых рынков, мы также работали в нашей роли банковского надзорного органа с тем, чтобы стимулировать банковское кредитование. В ноябре 2008г. мы объединились с другими регуляторами, чтобы заставить банки продолжать кредитование кредитоспособных заемщиков – во благо как экономики, так и банков – и мы недавно разработали рекомендации для банков по работе с проблемными кредитами в области коммерческой недвижимости. Весной этого года мы провели скоординированную всеобъемлющую проверку 19 крупнейших банков страны, что официально проходило под названием Программа Надзорной Оценки Капитала (SCAP), но широко известно под именем «стресс-тестирования». Эта оценка была предназначена для того, чтобы удостовериться, что эти банки, которые совместно обладают примерно двумя третями активов банковской системы страны, останутся достаточно капитализированными и способными давать кредиты кредитоспособным заемщикам, даже если экономические условия окажутся еще хуже, чем ожидалось. Опубликование результатов оценки в мае дало очень нужную ясность относительно положения банков и ознаменовало поворотный пункт в восстановлении доверия к нашей банковской системе. В последующие месяцы, при энергичном давлении со стороны федеральных регуляторов, многие из этих финансовых организаций привлекли миллиарды долларов нового капитала, что улучшило их способность противостоять потенциальным будущим убыткам и выдавать займы по мере восстановления спроса на кредитные ресурсы. Между тем, мы также продолжили наши усилия по обеспечению справедливого отношения к клиентам финансовых фирм. За последние полтора года мы полностью пересмотрели нормативные акты, защищающие ипотечных заемщиков, держателей кредитных карт и пользователей программ защиты кредиторов, кроме прочих категорий клиентов.

Проходя через кризис, ФРС получала большую поддержку от региональной структуры, созданной Конгрессом при создании ФРС в 1913г. Более чем 270 бизнесменов, банкиров, должностных лиц некоммерческих организаций, ученых, представителей местного сообщества, сельского хозяйства и деятелей профсоюзов, которые работают в советах директоров 12 Резервных Банков и их 24 Филиалов, обеспечивают ценный вклад в виде своих мнений и видения современного экономического и финансового положения, которое не может быть обеспечено одной статистикой. Таким образом, структура ФРС гарантирует, что наши решения подкрепляются не только взглядом из Вашингтона или Уолл-Стрита, но и точкой зрения нации в целом. В самом деле, наши Резервные Банки и Филиалы имею глубокие корни в местных сообществах страны и проводят большую и хорошую работу в них. Для примера, они помогли организациям, специализирующимся на смягчении практики конфискации жилья, и работали с некоммерческими группами, чтобы помочь стабилизировать сообщества, особенно пострадавшие от высоких уровней конфискаций. Они (как и Совет Управляющих) также активно вовлечены в финансовое и экономическое образование, помогая людям делать более правильные решения и лучше понимать, как работает экономика.

Подводя итог, действия ФРС – в сочетании с действиями других органов власти как в нашей стране, так и за рубежом – помогли восстановить финансовую стабильность и отодвинуть экономику назад от края пропасти. Благодаря нашим программам покупатели автомобилей получили займы, которые они бы не получили в противном случае, студенты смогли профинансировать свое обучение через кредиты, которые они вряд ли бы смогли получить без всей этой работы, а покупатели жилья получили ипотечные кредиты, причем по более низким ставкам и на более льготных условиях. Эти улучшения состояния кредитного рынка, в свою очередь, поддерживают более широкое экономическое восстановление. .

Приведут ли действия ФРС к инфляции в будущем?

Масштаб и размах наших действий, однако, хотя был необходим и полезен, на мой взгляд, заставил некоторых людей волноваться. В целом, наши программы покупок активов и кредитования привели к удвоению баланса ФРС, от менее, чем $900 млрд. до кризиса, до ок. $2,2 трлн. сегодня. Беспрецедентный рост валюты баланса и практически нулевая ставка «овернайт» приводят нас к третьему часто задаваемому вопросу: Не приведут ли действия ФРС по борьбе с кризисом к высокой инфляции в будущем?

Наш ответ - нет; ФРС привержена к удержанию инфляции на низком уровне и будет способна это сделать. В краткосрочной перспективе, высокая безработица и стабильные инфляционные ожидания должны удерживать инфляцию на низком уровне, а реально она может еще понизиться с текущих величин. Однако по мере того, как восстановление будет набирать обороты, придет время, когда станет целесообразным сворачивать беспрецедентные монетарные стимулы, которые сейчас помогают поддерживать экономическую активность. Поэтому мы тщательно и давно обдумываем нашу стратегию выхода. Мы уверены, что у нас есть все нужные инструменты для своевременного и эффективного сворачиванию монетарного стимулирования.

На самом деле наш баланс уже начинает корректироваться, т.к. улучшение финансовой ситуации значительно снизило масштабы использования наших кредитных программ. Баланс уменьшится также со временем по мере истечения сроков обращения или досрочного выкупа ипотечных ценных бумаг. Однако даже если наш баланс останется некоторое время большим, мы будем в состоянии поднять наши целевые краткосрочные процентные ставки – т.е. ставки, по которым банки кредитуют друг друга «овернайт» (на сутки), и таким образом ужесточить надлежащим образом финансовую политику.

В операционном плане, важным инструментом для корректировки направления монетарной политики будет полномочие, данное нам Конгрессом в прошлом году, платить банкам процент на остатки, которые они держат в ФРС. Когда придет время поднимать краткосрочные процентные ставки и тем самым ужесточать политику, мы сможем это сделать путем повышения ставки которую мы предлагаем банкам по их остаткам у нас. Банки не захотят кредитовать друг друга по ставкам ниже, чем они могут без риска заработать в ФРС, и таким образом, та ставка, которую мы будем платить банкам, окажется нижним пределом, который ограничит колебания вниз от нашей целевой ставки и других краткосрочных процентных ставок.

Дополнительное давление снизу на краткосрочные процентные ставки может быть оказано путем уменьшения предложения фондов, которые банки предлагают взаймы друг другу. У нас есть ряд инструментов для этого. Например, посредством краткосрочного метода финансирования, известного как обратное репо, мы может действовать непосредственно на уменьшение количества резервов, которые держит банковская система. Предлагая слегка более высокий процент, мы можем стимулировать банки связывать свои остатки на более долгосрочных счетах у нас, что сделает их недоступными для предложения на рынке «овернайт». А если будет необходимо, мы всегда имеем в запасе опцию уменьшить наш собственный баланс путем продажи некоторой части ценных бумаг на открытом рынке.

Как всегда, самый трудный вызов для Федеральной комиссии по открытым рынкам (FOMC) будет не изобретение технических средств и инструментов сворачивания монетарных стимулов. Скорее таким вызовом будет та проблема, которая стоит перед каждым центробанком при каждом выходе из рецессии, а именно – правильное определение момента времени, когда надо начинать ужесточение политики. Так как монетарная политика действует с запозданием, нам придется основывать свои решения на попытках наилучшим образом спрогнозировать ход экономического процесса. Как я сказал уже, мы пока ожидаем, что инфляция будет оставаться некоторое время низкой. Так же обнадеживает, что долгосрочные инфляционные ожидания выглядят стабильными. Тем не менее, мы будет тщательно следить за инфляционными рисками, и сделаем все необходимое для выполнения нашего мандата по обеспечению ценовой стабильности и максимальной занятости.

Как мы можем избежать подобного кризиса в будущем?

Продолжая развивать успехи в деле экономического восстановления и ценовой стабильности, мы должны также продолжить устранение слабых мест в экономике, которые привели к текущему кризису. Таким образом, наш последний вопрос сегодня таков: как избежать подобного кризиса в будущем?

Хотя источники кризиса были чрезвычайно сложными и многочисленными, фундаментальной причиной было то, что многие финансовые фирмы неправильно оценивали риски, которые они брали на себя. Их системы риск-менеджмента были неадекватны, их запасы капитала и ликвидности недостаточны. К несчастью, ни регуляторы, ни фирмы не выявили и не устранили многие такие слабости достаточно быстро. Таким образом, все финансовые регуляторы, включая ФРС, должны предпринять нелицеприятную оценку собственных действий и ответственности. В ФРС, мы в корне пересмотрели нашу работу и усилили надзор и контроль за банками. Работая в кооперации с другими ведомствами, мы ужесточаем наше банковское регулирование, с тем, чтобы ограничить излишние риски и улучшить способность банков выдерживать финансовый стресс. Например, мы были одними из лидеров на международной арене, действуя через такие организации, как Базельский комитет по банковскому надзору, в увеличении требований к размеру капитала и ликвидности, которые должны поддерживать банки. У себя в стране, мы внедряем стандарты, которые требуют от банков принимать такую политику по оплате и премировании труда, которая бы связывала получаемые зарплаты и бонусы с долгосрочными результатами организации и избегала стимулирования к принятию излишних рисков.

Я упоминал программу SCAP, известную иначе как стресс-тесты. Мы используем уроки, полученные при осуществлении этой программы, для переориентирования нашего подхода к надзору за большими, взаимосвязанными банковскими организациями, которые являются критически важными для стабильности финансовой системы. В частности, мы используем теперь более «макропруденциальный» подход, т.е. такой, который выходит за пределы традиционного сферы внимания надзорного органа к состоянию отдельных организаций и исследует взаимосвязи между фирмами и рынками с тем, чтобы лучше предвидеть источники финансовых проблем. Для этого мы расширяем применение одновременного и сравнительного межфирменного анализа, который мы с успехом использовали в программе SCAP. Способность ФРС привлекать специалистов разных профилей – экономистов, маркетологов, бухгалтеров и юристов, в дополнение к банковским инспекторам – имела решающее значение в успехе SCAP, и развитие такого междисциплинарного подхода будет центральной темой нашей надзорной работы в будущем. Например, мы дополняем наши традиционные проверки на местах расширенными камеральными программами, по которым междисциплинарные команды специалистов будут обобщать надзорную информацию, анализ данных по конкретной фирме и общерыночные индикаторы для выявления проблем, которые могут затронуть один или более банковских организаций.

Хотя регуляторы могут сделать многое самостоятельно для улучшения финансового надзора, Конгресс также должен принять меры по закрытию пробелов и слабых мест в структуре системы регулирования, и в процессе этого решить очень серьезную проблему, которую представляют собой так называемые фирмы «слишком большие, чтобы обанкротиться» ("too big to fail"). Ни одной фирме, просто в силу ее размера и сложности, не должно быть позволено держать в заложниках финансовую систему, экономику, и американских налогоплательщиков. Чтобы устранить возможность этого, необходимо предпринять ряд шагов.

Во-первых, все системообразующие финансовые организации, не только банки, должны подвергаться строгому и полному надзору на консолидированной основе, т.е в масштабе всей организации. Для таких организаций должны устанавливаться более жесткие требования по капиталу и ликвидности, а также по риск-менеджменту, чем к другим – как для того, чтобы снизить их шанс обанкротиться, так и для того, чтобы устранить стимул к росту просто для того, чтобы считаться слишком большим, чтобы обанкротиться. Ни AIG (страховая компания), ни Bear Stearns (инвестиционная компания) не подпадали под жесткое консолидированное регулирование. ФРС, в качестве регулятора банковских холдинговых компаний, уже осуществляет надзор за многими из крупнейших и сложнейших организаций в мире. Этот опыт, вместе с нашим знанием финансовых рынков, делает нас хорошим кандидатом для выполнения функций также консолидированного надзорного органа за системообразующими небанковскими институтами. Кроме этого, наша вовлеченность в надзор важна для обеспечения наличия надлежащих профессиональных знаний, информации и власти для реализации наших важнейших функций по поддержанию финансовой стабильности и проведению монетарной политики.

Во-вторых, когда системообразующий институт приближается к банкротству, правительственные власти должны иметь иной выбор, кроме спасения за счет средств бюджета или хаотичное и подрывающее веру в стабильность системы банкротство. Конгресс должен создать новый режим урегулирования таких кризисов, аналогичный режиму, используемому сейчас FDIC для проблемных банков, что позволило бы правительству постепенно свернуть деятельность проблемного системообразующего института таким способом, который бы защитил финансовую стабильность, но одновременно заставил бы акционеров и кредиторов такой фирмы понести убытки, без возложения финансового бремени на налогоплательщика. Убытки кредиторов проблемных системообразующих институтов помогли бы решению проблемы «слишком больших, чтобы обанкротить» компаний тем, что вернули бы на рынок рыночную дисциплину и уравняли правила игры для менее крупных фирм, одновременно минимизируя разрушительное воздействие краха на финансовую систему и экономику.

В-третьих, наша структура регулирования требует лучшего механизма мониторинга и разрешения возникающих рисков для финансовой системы в целом. Из-за размера, разнообразия и сложности нашей финансовой системы, эта задача может превысить возможности любого отдельного ведомства. ФРС, таким образом, поддерживает создание совета по системному надзору, составленному из главных финансовых регуляторов, для выявления обстоятельств, которые могут представлять собой системный риск, рекомендовать подходы для работы с ними, и координировать реакцию агентств-членов совета.

Заключение

В заключение я хочу снова отметить, что осенью прошлого года США, а на самом деле и весь мир, столкнулись с финансовым кризисом, равного которому не было несколько десятилетий. Синхронные действия ФРС и прочих органов власти как здесь, так и за рубежом помогли избежать худшего сценария. Несмотря на это, кризис нанес серьезный удар по нашей экономике, от которого мы только начали оправляться. Улучшение финансового положения в этом году и возобновление роста в течение лета дают надежду и ожидание продолжающегося оживления в новом году. Однако остаются и значительные отрицательные воздействия и факторы, включая жесткие условия кредитования и слабый рынок труда.

ФРС прилагала агрессивные усилия по стабилизации нашей финансовой системы и поддержанию экономической активности. В какой точке времени, однако, нам придется сворачивать нашу стимулирующую политику, чтобы избежать роста инфляции в будущем. Я уверен, что у нас есть и инструменты, и решимость провести соответствующие меры, когда это будет нужно, способом, совместимым с нашим мандатом на поддержание занятости и ценовой стабильности.

Между тем, финансовые фирмы должны научиться лучше управлять рисками своего бизнеса, регуляторы – включая ФРС - должны полностью пересмотреть свои подходы к надзору, а Конгресс должен двигаться вперед в осуществлении необходимых изменений в нашей системе финансового регулирования для того, чтобы не допустить подобного кризиса в будущем. В частности, мы должны решить проблему фирм, «слишком больших, чтобы обанкротиться».

Суммируя, мы отошли довольно далеко от самых черных дней кризиса, но надо пройти еще некоторое расстояние. Среди самого сложного периода в октябре 2008г., я сказал в речи, что я уверен в том, что американская экономика, обладающая большой внутренней жизненной энергией, выйдет из кризиса обновленной и более сильной. Я в этом уверен и сегодня.

http://www.fedspeak.ru/

Читать также:

Роберт Зеллик: Основы нового кризиса уже заложены

Демура о дефляции, кризисах и ликвидности

Министры потеряли выход из кризиса

Размышления Председателя ФРС Бена Бернанке о годе кризиса

Перспективы экономики. Речь Председателя ФРС США Бена Ш. Бернанке

Баланс ФРС США . Речь Председателя Бена Бернанке

Независимость Федеральной Резервной Системы

 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua