" />
Сценарии развития мирового кризиса
Бизнес - Экономика
29.09.2011

ImageЭта статья предназначена для того, чтобы помочь сориентироваться в том, каковы сегодня основные варианты дальнейшего развития кризиса.

Следует ясно осознавать, что выделение описываемых здесь сценариев условное. Его задача – сделать картину происходящего более ясной. Однако реальные процессы в мировой экономике не будут соответствовать этим сценариям идеально, часто реализуются промежуточные или не полностью выраженные формы.

 Наконец, все это моделирование основано на знаниях о прошлом, а отнюдь не о будущем. Всегда возможны непредвиденные обстоятельства, которые пустят развитие по новому пути. В первую очередь, но не исключительно, имеются в виду обстоятельства политического или военного характера. Поэтому речь идет именно о списке основных сценариев, а отнюдь не о переборе всех возможных вариантов.


Основные сценарии развития мировой экономики.

  •  Естественное развитие. Новый виток спада на фоне сжатия кредитования, бегства капиталов из рискованных активов, стабильных или падающих цен.
  • Бум. Быстрый экономический рост, не сопровождающийся существенным повышением цен на потребительские товары.
  • Инфляция. Возможен краткосрочный экономический рост на фоне ускоряющейся гонки цен.
  • Депрессия по «японскому» образцу. Многолетний застой с чередующимися периодами вялого роста и спада.

Естественный сценарий развития мирового кризиса

Естественным мы будем называть его потому, что этим путем экономика начала бы двигаться, если бы не беспрецедентные меры основных мировых центробанков. Экономика еще не избавилась от последствий искусственно затянутого бума 90-х – 2000-х годов. Большинству из тех, кто должен был бы стать банкротом, обанкротиться не дали. Огромные объемы так называемых «токсичных» долгов, отягощают балансы финансовых организаций, сохранились многие неэффективные производства, многие частные лица обременены неподъемными долгами, значительная часть жилья стала стоить меньше, чем ипотечный кредит на нем.

Не дает кризису доделать его жесткую очистительную работу скоординированная политика крупнейших мировых центробанков, наводняющих экономику деньгами.

Соответственно, естественный сценарий спада может быть запущен существенным сокращением мер инфляционного стимулирования, проводимых денежным властями и/или банкротствами (угрозами банкротства) крупнейших финансовых институтов или суверенных государств, способных поставить под угрозу финансовые рынки.

Репетиции запуска событий по этому пути мы могли наблюдать при возникновении угрозы банкротства государственной инвестиционной корпорации в Дубае, при снижении кредитных рейтингов (или прогнозов по рейтингам) Греции и Испании.

При этом, судя по их заявлениям, ожидать в ближайшее время мер по существенному сокращению денежной базы от центральных банков вряд ли стоит. Поэтому на ближайшие полгода пусковым механизмом для такой траектории развития может быть все же неплатежеспособность отдельных стран или финансовых институтов.

«Естественный» сценарий, помимо снижения производства, будет характеризоваться стабильными или падающими потребительскими ценами, падением цен на акции и на недвижимость, ростом стоимости наиболее надежных облигаций, ростом курса доллара к большинству валют и, вполне вероятно, к золоту. При нем становится высокой вероятность девальвации рубля. В целом развитие может по многим чертам напоминать события осени – зимы 2008 года.

На сегодняшний день этот сценарий остается достаточно вероятным.

Слишком большие, чтобы умереть

При этом следует учесть, что после банкротства «Леман Бразерс», ставшего поводом к краху на финансовых рынках, власти основных развитых стран фактически стали применять доктрину «too big to fail». Крупнейшие финансовые институты, оказывавшиеся под угрозой банкротства, получали огромные денежные вливания. И, пока эта политика продолжается, спусковым крючком для выхода на второй этап спада такие банкротства послужить вряд ли могут.

Однако политическая поддержка таким действиям постоянно ослабевает. Очень трудно защищать перед избирателями политику, при которой из деньги тратятся на спасение финансистов от последствий проводившейся ими рискованной политики. Политики, которая приносила им высокие прибыли и к которой они вновь начинают возвращаться сегодня.

Предметом наиболее острой политической борьбы этот вопрос стал в США. Нельзя исключить, что после выборов в Конгресс осенью 2010 года или даже в их преддверии станет политически невозможно продолжать политику гарантирования непотопляемости крупнейших финансовых институтов.

Угроза неплатежеспособности государств

Как говорилось выше, другим поводом ко второму витку спада может послужить дефолт (невыполнение обязательств по платежам) суверенных государств или крупных государственных структурных единиц (таких, например, как штат Калифорния).

Существенной особенностью этого кризиса стало то, что угроза эта на фоне раздувающихся за счет «антикризисных» расходов бюджетов стала актуальна не только для стран «третьего мира» и постсоциалистических государств, но и для развитых стран. Для некоторых членов ЕЭС (Греция, Испания, Португалия) она приобрела особую остроту в связи с тем, что, не имея собственной валюты после перехода на евро, они уже не могут задействовать «печатный станок» для финансирования дефицита бюджета.
Вероятность естественного сценария углубления спада

Тем не менее, несмотря на все эти обстоятельства, сценарий естественного развития никак нельзя считать предопределенным. Если власти продолжат действовать в рамках нынешней политики, то их ответом на угрозу углубление спада может стать очередное еще более резкое наращивание денежной массы.

Конкретные поводы к началу нового витка спада тоже могут тушиться массированными денежными вливаниями. Кредиты через Международный валютный фонд способны спасать от дефолтов наиболее значимые страны с развивающимися рынками. Распространено мнение, что ЕЭС никогда не допустит банкротства или выхода из зоны евро своих наиболее слабых участников и все же окажет им экстренную помощь при необходимости, а также что федеральные власти США не допустят банкротства Калифорнии и других штатов. И так далее.

Таким образом, вероятность естественного сценария в значительной степени зависит от политики властей. Он становится основным в случае резкого сокращения инфляционного стимулирования,он вполне возможен при умеренном сокращении инфляционного стимулирования, и он крайне маловероятен, если денежные власти окажутся готовы запустить печатный станок на еще большие обороты.

Три продолжения после углубления спада

  • Здоровый рост. В случае, если вмешательство властей в течение будет минимизировано, то спад, скорее всего, будет достаточно жестким, глубоким, но не слишком продолжительным. После ликвидации неэффективных инвестиций, банкротства обремененных долгами предприятий от достигнутого дня может начаться новый, уже здоровый рост.
  • Инфляция. В случае, если в период второго витка спада власти вновь резко увеличат инфляционное стимулирование, нагнетая в экономику дополнительную необеспеченную денежную массу, возможен переход к инфляционному сценарию с быстрым ростом цен на потребительские товары. Однако в этой ситуации не очевидно, что инфляционное стимулирование способно будет вызвать даже временный экономический рост.
  • Депрессия. В случае, если в период второго витка спада власти резко увеличивают объемы прямого государственного регулирования экономики, например, такого, как регулирование цен или зарплат, объемы разного рода бюджетных программ, если мировая торговля серьезно пострадает от усиления протекционизма, растет вероятность перехода к длительному экономическому застою, в котором периоды непродолжительного анемичного оживления экономики, будут сменяться новыми обострениями кризиса.
     
    Экономический бум

Это развитие событий пока не кажется слишком вероятным. Огромный рост на фондовых рынках в 2009 году не оказывается подкреплен столь же заметным улучшением результатов бизнеса «растущих» предприятий. Положение крупных финансовых институтов остается сомнительным. Их устойчивость в существенной мере определяется ожиданиями «скорой помощи» со стороны властей в случае возникновения проблем.

Размеры задолженности частных потребителей остаются слишком высокими, затрудняя сколько-нибудь существенный рост частного потребления. Несмотря на наличие серьезных средств на балансах, банки не могут быстро расширять кредитование еще и потому, что стала очевидна неадекватность оценки рисков в соответствии со старыми методиками.

Тем не менее, этот сценарий нельзя считать полностью исключенным. Опыт 90-х и 2000-х годов показал, что экономика, уже накопившая немало неправильных инвестиций, создающих потенциал для кризиса, может, тем не менее, долгое время показывать внешне хорошие результаты роста, просто перепрыгивая из одного бума в другой, продолжая откладывать разрешение скапливающихся проблем на потом и не переводя монетарную инфляцию в открытую форму роста потребительских цен.

В принципе нечто такое может случиться и еще раз. Но для этого нужны новые рынки или новые инвестиционные идеи, способные увлечь рынок. В 90-е и нулевые годы в этой роли побывали новые рынки стран Азии и Латинской Америки, новые рынки стран бывшего советского блока, интернет-экономика, Китай, рынок сырьевых товаров, рынок производных инструментов. Огромные возможности создало не только расширение числа рынков, но и возможность существенно сократить производственные расходы, вынося наиболее трудоемкие производства и сервисы в Китай, Индию и другие страны.

Пока ничего нового на горизонте не просматривается. Кое-кто пытается пророчить на эту роль «зеленые» технологии, но на сегодняшний день, если брать общество в целом, а не отдельных производителей, их внедрение – это скорее способ тратить, а не зарабатывать деньги, снижать, а не повышать эффективность производства. Что двигателем бума пока быть не может.

Однако новые технологические прорывы возможны. Вполне можно представить себе достижения в области биоинженерии, термоядерной энергетики, освоения дна океанов и т.п., которые могут стать средоточием для нового бума. Быстрое расширение традиционных рынков сегодня не выглядит достаточно реальной перспективой. Разве что рассчитывать на установление торговых контактов с марсианами.

Бум будет характеризоваться ростом производствам, умеренным ростом цен на потребительские товары, ростом цен на акции, в первую очередь на акции компаний, находящихся на острие нового прорыва. Вероятно снижение стоимости наиболее надежных облигаций и золота, в которых капиталы искали убежище во время кризиса.

Гадать о движениях валютных курсов в случае бума неизвестной природы сложно, но, скорее всего, будет наблюдаться некоторое снижение доллара к большинству валют. Курс рубля к бивалютной корзине может расти, оставаться стабильным или падать – в зависимости от того, будет ли Россия получать выгоды при надувании нового пузыря.

В целом, этот сценарий сегодня кажется весьма маловероятным.

Инфляционный сценарий

Если инфляционная политика, направленная на расширение денежной базы, будет продолжена, а тем более расширена, то со временем стоимость капитала еще больше упадет, риски будут сочтены достаточно низкими, банки постепенно начнут возобновлять кредитование, увеличивая денежную массу.

Тогда монетарная инфляция (раздувание денежной массы) начнет сказываться не только на росте стоимости ценных бумаг и сырья, как это происходит сегодня, но и на потребительских товарах. Инфляция приобретет открытую форму.

В начальный период это может происходить на фоне достаточно быстрого экономического роста, обеспечиваемого, в частности, возобновлением кредитования. Однако хорошо известно, что такой рост крайне неустойчив.

В этом сценарии будет продолжаться быстрый рост стоимости акций, снижение стоимости большинства надежных облигаций (за исключением облигаций, индексируемых по инфляции). Возможно возобновление роста на рынке жилья и ускоренный рост цен на сырьевые товары. Более чем вероятен быстрый рост цен на золото.

Курс рубля может продолжить рост относительно бивалютной корзины. Курс доллара относительно валют основных партнеров может возобновить умеренное снижение. Хотя здесь все будет определяться конкретной ситуацией с экономиками и денежной политикой отдельных стран.

Два исхода инфляционного сценария развития

Скорее всего, денежные власти США и ЕС в этой ситуации через какое-то время ужесточат денежную политику, что, вероятно, повлечет за собой срыв в новый спад. Такое развитие событий иногда описывают как W-образное развитие кризиса.

Менее вероятно, что денежные власти позволят денежной массе быстро увеличиваться, допустят использование «печатного станка» для прямого финансирования дефицитов госбюджета и, в итоге, доведут дело до гиперинфляции и, в крайнем варианте, до краха современной валютной системы.

На сегодняшний день инфляционный сценарий можно рассматривать как самый вероятный. Пока разговоры о сокращении размеров стимулирования почти не подкреплены реальными действиями. Нарастающие проблемы с финансированием дефицитов госбюджетов, высокий уровень безработицы, страх спровоцировать развитие по сценарию «естественного спада» создают сильное политическое давление на денежные власти. У них может просто не оказаться возможности астей сократить размер денежного предложения достаточно быстро, чтобы избежать ускорения роста индекса потребительских цен.

Другое дело, что крайне сложно предугадать сегодня, когда именно инфляция перейдет в открытую форму, каких темпов она достигнет и сколько времени потребуется на ее укрощение. Весьма вероятно, что высоких темпов роста индексов потребительских цен в основных развитых государствах мы в 2010 году еще не увидим, даже если дело будет идти к реализации именно инфляционного сценария.

Японский сценарий депрессии

Когда в начале 90-х годов в Японии произошел крах на рынке недвижимости, грозивший разорением основным финансовым институтам и связанным с ними или вложившимися в недвижимость промышленным группам, власти, помимо неудачных экспериментов со стимулированием экономики через расширение государственных расходов, со временем прибегли к инфляционному стимулированию в той форме, которую в этот кризис использовали основные мировые центробанки.

С 1999 года была до нуля снижена учетная ставка Центрального банка Японии, в 2001 году впервые была использована политика «количественного смягчения». Дополнительная денежная масса выбрасывалась на рынок через скупку ценных бумаг на фондовых рынках.

В результате массовые банкротства были предотвращены, неэффективные предприятия продолжили функционировать, банки остались обременены огромными сомнительными ссудами, с которыми они, тем не менее, имели возможность оставаться на плаву, пользуясь практически бесплатным кредитом со стороны государства.

Политика «количественного смягчения» была через некоторое время прекращена, однако долгие годы сохранялись нулевые и близкие к нулевым учетные ставки . Отягощенные сомнительными ссудами, банки очень осторожно проводили кредитование внутри страны. Экономический рост был крайне незначителен. Периоды неустойчивого роста на фондовом рынке сменялись падениями.

Низкие ставки по кредитам в йенах стали источником так называемого керри-трейда, когда на кредит в йенах приобретались доходные активы за рубежом. Цены на недвижимость и биржевые индексы остаются на уровне, во много раз меньше докризисного. Потребительские цены при этом большую часть времени умеренно снижались. Государственный долг вырос до огромных размеров, вдвое превысив валовый национальный продукт страны.

Японский сценарий в мировом масштабе

Несмотря на сходство первоначального течения кризиса и антикризисной политики властей, нельзя утверждать, что нас ожидает близкое к оригиналу повторение японского сценария в мировом масштабе. Прежде всего потому, что корпоративная среда в Японии весьма специфична. Число банков невелико, и большинство из них является частью мощных финансово-промышленных групп. Кроме того, существует специфика национального характера, связанная с отношением большинства японцев к тратам, сбережениям и взятию кредитов.

Наконец, этнически и социально однородное общество в Японии оказалось способно перенести длительный застой без тяжелых политических потрясений. В гораздо менее стабильных и однородных странах, таких как Китай, Россия, значительная часть Европы, реакция на затяжной кризис вряд ли может быть столь мягкой.


Тем не менее, нельзя исключать возможность реализации в мировом масштабе в чем-то похожего варианта с многолетним застоем или очень слабым ростом при отсутствии существенного роста потребительских цен. Возможность его реализации возникает, если стимулирующая политика будет сокращена, но все же продолжена, останется в силе политика недопущения банкротства крупных организаций, будет усилено государственное регулирование. Реализация этого сценария будет означать, что денежным властям удается сохранить тонкий баланс между инфляционным развитием и срывом в спад по «естественному» сценарию. А значит, «ужас без конца» победит «бесконечный ужас».

07.04.2010  Автор:  Виктор Агроскин, Андрей Василевский http://denga.ru/


Коментарий http://www.denga.com.ua/ Статья хоть и датирована апрелем минувшего года не утратила актуальности и по сей день. Изложены не только возможные пути развития кризиса, но и детально изложены причины, предпосылки и вероятность такого развития.


Читать также:

Цены на золото и обострение кризиса.

Дефолт Греции или "дамоклов меч" над головами мировых инвесторов

Краткосрочные и долгосрочные перспективы экономики США Речь Бена Бернанке 26 августа 2011

Войны как часть экономической борьбы

Что общего между мировой ценой на нефть и вашими планами на завтра

 

 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua