" />
Кризис евро. Финал?
Бизнес - Экономика
15.12.2011

ImageФинансовый кризис, в котором оказалась еврозона с началом долгового кризиса в Греции, продолжается с мая 2010 года.

Однако, несмотря на многочисленные попытки, государствам Европейского Союза так до сих пор и не удалось овладеть ситуацией и оградить фондовые рынки от пагубного влияния кризисных явлений. В результате на горизонте явственно замаячила перспектива неконтролируемого обвала единой европейской валюты, а некоторые даже заговорили об угрозе распада и самого Евросоюза.

Сегодня, когда еврозона столкнулась с реальной угрозой второй волны рецессии, руководители стран Евросоюза встретились в Брюсселе (8-9 декабря), чтобы в очередной раз попытаться найти "лекарство" для оздоровления финансовых рынков.

Они прекрасно понимают: если и в этот раз им не удастся убедить инвесторов в своей решимости предотвратить дальнейшее углубление и развитие кризиса, это обернется настоящей катастрофой для экономик стран не только Европы, но и Америки, что будет иметь самые печальные последствия для всей мировой экономики в целом.

О высокой вероятности такого развития событий в своем последнем экономическом прогнозе от 28 ноября сообщила Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), выступающая в роли официального экспертно-аналитического центра ведущих экономик мира.

Говоря о перспективах еврозоны, ОЭСР предупреждает, что угроза расширения масштабов долгового кризиса в Европе вполне реальна, причем это касается даже тех стран еврозоны, которые на сегодняшний день не имеют особых проблем со своими бюджетами. Это, по мнению экспертов ОЭСР, "может серьезно дестабилизировать мировую экономику, и можно не сомневаться в том, что любое масштабное негативное событие в зоне евро спровоцирует экономический спад и во всех остальных развитых странах на континенте, что, в свою очередь, приведет к существенному спаду деловой активности в США и Японии".

О том, что угроза рецессии стоит даже перед самыми кредитоспособными государствами, напомнило на этой неделе агентство Standard & Poor’s, входящее в тройку ведущих мировых рейтинговых агентств по оценке кредитоспособности. Пятого декабря агентство сообщило о своем намерении пересмотреть в сторону понижения кредитные рейтинги 15 стран еврозоны, в том числе Германии и Франции, ныне обладающих наивысшим рейтингом ААА. Мотивируя такое решение, агентство ссылается на "углубление политических, финансовых и монетарных проблем внутри европейского экономического и финансового сообщества", а также "структурную слабость процесса принятия решений".

В связи с этим возникает вопрос, а что еще могли бы сделать правительства стран Европейского Союза и еврозоны для выхода из кризиса?

Выступая на заседании Европарламента 1 декабря, президент Европейского центрального банка Марио Драги коротко обозначил направления, которым, по его мнению, необходимо уделить особое внимание во время предстоящего на этой неделе саммита.

Президент Европейского центробанка пояснил, что прежде всего он имеет в виду необходимость достижения прогресса по вопросу выработки нового "бюджетного договора" в части, касающейся долгосрочного реформирования системы управления экономикой. При этом он отметил, что ЕС уже сделал несколько важных шагов в этом направлении, приняв пакет нормативных актов общеевропейского уровня, утвержденных на встрече министров финансов 28 ноября. При этом он дал понять, что этого еще совершенно недостаточно.

Важно и то, что, по мнению г-на Драги, достижение такого прогресса расчистит путь к принятию решения, которого настоятельно требуют интересы не только финансовых рынков, но и правительства США. А именно - касательно дальнейших шагов со стороны самого ЕЦБ, направленных на восстановление доверия к рынку ценных бумаг. В частности, это может быть более активное участие ЕЦБ в покупке государственных облигаций Испании и Италии для стабилизации их стоимости, а также выработка новых инициатив по стимулированию банков к более активному кредитованию предприятий.

Уже одно это заявление г-на Драги позволило несколько ослабить давление на государства, оказавшиеся в тисках долгового кризиса. Уже ко вторнику 6 декабря, когда начали появляться признаки того, что страны еврозоны готовы пойти на предлагаемые Драги реформы, процентная ставка по десятилетним облигациям итальянского правительства упала до уровня 5,81 процента. Хотя еще 9 ноября, на фоне растущих опасений по поводу того, что в зоне долговой "турбулентности" может оказаться и Италия, уровень доходности десятилетних облигаций достиг исторического максимума в 7,5%.

Одним из признаков прогресса, о котором говорит г-н Драги, можно считать встречу президента Франции Николя Саркози и канцлера Германии Ангелы Меркель, состоявшуюся в минувший понедельник в Париже. Лидеры обеих стран обсудили план долгосрочного реформирования системы управления экономикой в еврозоне. Однако о результативности этой встречи судить трудно. Пока не совсем понятно, о чем же собственно договорились два лидера и насколько важна достигнутая ими договоренность.

Из обнародованного в среду совместного письма руководителей обоих государств следует, что имеются два пути для реализации всех необходимых по их мнению реформ в области экономического управления. Это либо пересмотр уже существующего Договора о создании Европейского Союза, на чем настаивает г-жа Меркель, либо подписание нового соглашения между государствами еврозоны, к чему больше склоняется президент Франции. Такая разница в подходах может свидетельствовать об уровне желания и готовности политического руководства обеих стран к поиску путей выхода из кризиса.

Вполне вероятно, что в текст европейского Пакта о стабильности и экономическом развитии будут внесены изменения, выходящие за рамки вышеупомянутого пакета из шести нормативных актов. Можно предположить, что руководителям Франции и Германии удалось достичь компромисса по ряду вопросов, касающихся автоматического введения санкций против стран, нарушающих условия Пакта. В частности, дефицит бюджета страны–участницы Пакта должен быть не выше 3% от ее ВВП, а объем госдолга в перспективе не должен превышать 60% ВВП соответствующей страны.

Кроме того, лидеры Германии и Франции договорились о том, что все государства, входящие в зону евро, должны будут принять законодательные акты, устанавливающие так называемые золотые правила. Согласно им, годовые бюджеты государств еврозоны должны быть сбалансированными, а правительства должны принимать меры по ограничению уровня государственного долга. Контроль за соблюдением этих "золотых правил" будет осуществлять Европейский суд.

Финансовые рынки оживились и после достигнутой на парижской встрече франко-германской договоренности о том, что после разрешения греческого кризиса частные держатели государственных облигаций больше не обязаны будут списывать часть стоимости своих инвестиций при выкупе облигаций. Лидеры двух стран также обсудили план действий на 2012 год относительно создания постоянно действующего органа по выкупу гособлигаций стран еврозоны, который получит название "Европейский механизм стабильности". Однако при этом они не сообщили, предусматривает ли создание Европейского механизма стабильности дальнейшее функционирование уже существующего временного органа по выкупу государственных ценных бумаг - Европейского фонда финансовой стабильности.

Руководитель ЕЦБ подчеркнул, что, наряду со среднесрочными реформами системы экономического управления на уровне еврозоны, более активные и решительные действия должны предпринимать и правительства конкретных государств, особенно утративших доверие на рынках ценных бумаг. События прошлой недели свидетельствуют о позитивных изменениях и в этом направлении. Так, Ирландия и, что особенно важно, Италия представили свои программы экономических реформ, предусматривающие дальнейшее урезание государственных расходов либо повышение налогов.

В понедельник новый премьер-министр Италии Марио Монти ознакомил парламент страны со своими предложениями по увеличению доходной части бюджета на 30 млрд. евро за счет внедрения новых налогов и урезания расходов, в том числе и путем такой болезненной реформы, как повышение пенсионного возраста. Таким образом, Монти начал реализовывать ожидания разработчиков плана по устранению от власти его предшественника Сильвио Берлускони, который им удалось осуществить в ноябре.

Берлускони оказался совершено не готовым к внедрению жизненно важных экономических реформ, в отсутствие которых третья по объему экономика еврозоны была обречена на дальнейшую стагнацию и могла превратиться в смертельную угрозу для стабильности единой европейской валюты.

Правительство Ирландии, в свою очередь, предложило план по дальнейшему реформированию собственной экономики и более существенному урезанию расходов. В соответствии с ним, государственные расходы в период до 2014 года должны сократиться еще на 10%, причем в наибольшей степени эти меры экономии коснутся сфер образования и здравоохранения. Не отстает от своих коллег из Ирландии и Италии и новое правительство Греции под руководством Лукаса Пападемоса, добившееся одобрения парламента на осуществление предложенного им пакета экономических реформ.

Меры, предпринятые оказавшимися в долговой яме государствами-заемщиками каждым по отдельности и вместе взятыми, увеличивают вероятность того, что эффективная стратегия по выходу еврозоны из бюджетного кризиса будет способствовать стабилизации экономики на всей территории единой европейской валюты.

Однако, как свидетельствует исторический опыт, борьба с эпидемией долгового кризиса, подобная той, что охватила сегодня зону евро, исключительно сложный и долгий процесс, и совершенно очевидно, что Европа столкнулась с самым трудным и опасным кризисом в современной истории. Его возможные последствия будут более серьезными, чем последствия долгового кризиса, бушевавшего в странах Латинской Америки в середине 80-х годов прошлого столетия.

В центре этого кризиса оказались не только страны, обремененные огромным государственным долгом, но и хрупкий европейский банковский сектор, уже и без того ослабленный в результате разразившегося в 2007 ипотечного кризиса в США. Предоставляя крупные кредиты слабым правительствам, банки способствуют формированию порочного круга экономических проблем с "отрицательной обратной связью", и таким образом подрывают усилия по восстановлению экономики всей еврозоны.

Лакмусовой бумажкой проблем банковского сектора стали события 30 ноября сего года, когда национальные банки шести крупнейших экономик мира - Федеральный резервный банк США, Европейский центральный банк, Банк Японии, Английский банк (центральный банк Великобритании), Швейцарский национальный банк и Канадский банк - выступили с совместным заявлением о необходимости объединения усилий с целью обеспечения ликвидности мировой финансовой системы.

С одной стороны, такой шаг можно считать позитивным, так как он свидетельствует о высоком уровне международного сотрудничества, необходимом для сдерживания и преодоления долгового кризиса еврозоны. Но, с другой стороны, он говорит о том, что даже при условии массированных интервенций Европейского центробанка, направленных на поддержание ликвидности европейских банков, этой меры все равно будет недостаточно для стабилизации банковской системы, работающей на глобальном, а не просто на региональном уровне.

На этой неделе в Европу прибыл министр финансов США Тим Гайтнер. Это свидетельствует, насколько Белый Дом обеспокоен нерешительностью действий Европы в борьбе с кризисом и восстановлении доверия со стороны инвесторов.

Вместе с тем вполне возможно, что визит Гайтнера связан и с какими-то дополнительными планами. В частности, это может быть инициатива по усилению антикризисной роли Международного валютного фонда, который расположен в Вашингтоне и служит в качестве государственной организации по оказанию финансовой помощи нуждающимся в ней странам. Так, МВФ уже участвует в финансировании и поддержке программ экономических реформ в Греции, Ирландии и Португалии, и осуществляет мониторинг состояния итальянской экономики.

Но достичь во время саммита ЕС согласия на политическом уровне - только часть дела. Гораздо труднее согласовать и реализовать сложные с технической и юридической точек зрения инициативы, некоторые из которых только находятся на стадии изучения и еще даже не предлагались для рассмотрения. Семнадцать государств еврозоны, а возможно, и правительства, и парламенты всех 27 стран Европейского Союза должны будут обсудить и утвердить многие из рассматриваемых шагов. И свое веское слово в принятии этих решений захочет сказать Европейский парламент, борющийся за влияние и полномочия с такими организациями, как Европейская комиссия и Совет ЕС.

Скептики указывают на то, что технически и юридически обеспечить выполнение требований по сбалансированности бюджета и уровню государственного долга очень трудно сделать даже в масштабах одной отдельно взятой страны, не говоря уже о семнадцати. К тому же они сомневаются, что правительство любой суверенной страны захочет подвергать себя таким строгим ограничениям, и считают полностью несостоятельным представление о том, что независимые государства согласятся с введением против них санкций за действия в нарушение либо обход установленных правил.

Они вполне справедливо отмечают: государства еврозоны до сих пор имеют порой диаметрально противоположные взгляды не только на то, что конкретно каждому из них может принести скоординированная экономическая политика в пределах зоны евро, но и на экономическую целесообразность проводимых реформ. Так, например, давно известно, что Франция и Германия по-разному видят цели и задачи усиления европейских структур, отвечающих за реализацию согласованной экономической политики.

Конечно, нельзя игнорировать и опасения экспертов, считающих, что стратегия борьбы с долговым кризисом не должна базироваться только на обеспечении выполнения требований бюджетной дисциплины. По их мнению, такой подход приведет к тому, что экономика стран Европы будет втянута в воронку рецессии, а сама Европа столкнется с проблемой дефляции еще задолго до того, как начнут приносить свои плоды структурные экономические реформы. Некоторые из них утверждают, что фатальная ошибка существующего валютного союза, которая уже сегодня дает о себе знать, состоит не в слабой бюджетной дисциплине, а в слишком больших различиях в уровне экономического развития стран–членов валютного союза и дисбалансе бюджетов, к которым такие различия приводят и будут приводить в дальнейшем.

Таким образом, то, что мы наблюдаем сегодня, это вовсе не создание союза стабильности или бюджетного союза. Это переходный этап на пути к образованию совершенно другой еврозоны - возможно, с меньшим количеством членов, с интенсивным перетеканием финансовых ресурсов от более богатых стран к более бедным или с более высоким пороговым уровнем инфляции. То есть союза, с которым решительно не согласятся такие страны, как, например, Германия или Голландия.

Сегодня уже совершенно очевидно, что, к большому сожалению, правительства стран Евросоюза реагируют на уже свершившуюся жестокую реальность. Фондовые рынки в очередной раз стали мощным инструментом дисциплинарного воздействия на их поведение. Ныне уже невозможно игнорировать последствия для внутренней экономики от растущей конкуренции со стороны таких стремительно развивающихся экономических гигантов, как Китай. И сейчас уже очевидно, что Европа больше не может позволить себе поддерживать тот уровень социального обеспечения и социальных льгот, который она имела возможность поддерживать в течение сорока последних лет относительного экономического благополучия.

Неминуемому переформатированию экономического ландшафта Европейского Союза способствуют и мощные внутренние силы. Европа станет первым в истории континентом, которому суждено будет пережить долговременный экономический спад. В сочетании с такой проблемой, как старение населения, он будет иметь самые серьезные последствия для ее инновационного потенциала, а в конечном итоге и для темпов экономического роста в долгосрочной перспективе.

Потому борьба с этими угрозами на фоне финансового кризиса и, возможно, длительного периода вялотекущего развития, а то и вовсе экономической стагнации, станет серьезным испытанием для системы, которую один из отцов-основателей еврозоны профессор Отмар Иссинг назвал "самым успешным проектом экономической интеграции в истории человечества".

Финансовый кризис, в котором оказалась еврозона с началом долгового кризиса в Греции, продолжается с мая 2010 года. Однако, несмотря на многочисленные попытки, государствам Европейского Союза так до сих пор и не удалось овладеть ситуацией и оградить фондовые рынки от пагубного влияния кризисных явлений. В результате на горизонте явственно замаячила перспектива неконтролируемого обвала единой европейской валюты, а некоторые даже заговорили об угрозе распада и самого Евросоюза.

Сегодня, когда еврозона столкнулась с реальной угрозой второй волны рецессии, руководители стран Евросоюза встретились в Брюсселе (8-9 декабря), чтобы в очередной раз попытаться найти "лекарство" для оздоровления финансовых рынков.

Они прекрасно понимают: если и в этот раз им не удастся убедить инвесторов в своей решимости предотвратить дальнейшее углубление и развитие кризиса, это обернется настоящей катастрофой для экономик стран не только Европы, но и Америки, что будет иметь самые печальные последствия для всей мировой экономики в целом.

О высокой вероятности такого развития событий в своем последнем экономическом прогнозе от 28 ноября сообщила Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), выступающая в роли официального экспертно-аналитического центра ведущих экономик мира.

Говоря о перспективах еврозоны, ОЭСР предупреждает, что угроза расширения масштабов долгового кризиса в Европе вполне реальна, причем это касается даже тех стран еврозоны, которые на сегодняшний день не имеют особых проблем со своими бюджетами. Это, по мнению экспертов ОЭСР, "может серьезно дестабилизировать мировую экономику, и можно не сомневаться в том, что любое масштабное негативное событие в зоне евро спровоцирует экономический спад и во всех остальных развитых странах на континенте, что, в свою очередь, приведет к существенному спаду деловой активности в США и Японии".

О том, что угроза рецессии стоит даже перед самыми кредитоспособными государствами, напомнило на этой неделе агентство Standard & Poor’s, входящее в тройку ведущих мировых рейтинговых агентств по оценке кредитоспособности. Пятого декабря агентство сообщило о своем намерении пересмотреть в сторону понижения кредитные рейтинги 15 стран еврозоны, в том числе Германии и Франции, ныне обладающих наивысшим рейтингом ААА. Мотивируя такое решение, агентство ссылается на "углубление политических, финансовых и монетарных проблем внутри европейского экономического и финансового сообщества", а также "структурную слабость процесса принятия решений".

В связи с этим возникает вопрос, а что еще могли бы сделать правительства стран Европейского Союза и еврозоны для выхода из кризиса?

Выступая на заседании Европарламента 1 декабря, президент Европейского центрального банка Марио Драги коротко обозначил направления, которым, по его мнению, необходимо уделить особое внимание во время предстоящего на этой неделе саммита.

Президент Европейского центробанка пояснил, что прежде всего он имеет в виду необходимость достижения прогресса по вопросу выработки нового "бюджетного договора" в части, касающейся долгосрочного реформирования системы управления экономикой. При этом он отметил, что ЕС уже сделал несколько важных шагов в этом направлении, приняв пакет нормативных актов общеевропейского уровня, утвержденных на встрече министров финансов 28 ноября. При этом он дал понять, что этого еще совершенно недостаточно.

Важно и то, что, по мнению г-на Драги, достижение такого прогресса расчистит путь к принятию решения, которого настоятельно требуют интересы не только финансовых рынков, но и правительства США. А именно - касательно дальнейших шагов со стороны самого ЕЦБ, направленных на восстановление доверия к рынку ценных бумаг. В частности, это может быть более активное участие ЕЦБ в покупке государственных облигаций Испании и Италии для стабилизации их стоимости, а также выработка новых инициатив по стимулированию банков к более активному кредитованию предприятий.

Уже одно это заявление г-на Драги позволило несколько ослабить давление на государства, оказавшиеся в тисках долгового кризиса. Уже ко вторнику 6 декабря, когда начали появляться признаки того, что страны еврозоны готовы пойти на предлагаемые Драги реформы, процентная ставка по десятилетним облигациям итальянского правительства упала до уровня 5,81 процента. Хотя еще 9 ноября, на фоне растущих опасений по поводу того, что в зоне долговой "турбулентности" может оказаться и Италия, уровень доходности десятилетних облигаций достиг исторического максимума в 7,5%.

Одним из признаков прогресса, о котором говорит г-н Драги, можно считать встречу президента Франции Николя Саркози и канцлера Германии Ангелы Меркель, состоявшуюся в минувший понедельник в Париже. Лидеры обеих стран обсудили план долгосрочного реформирования системы управления экономикой в еврозоне. Однако о результативности этой встречи судить трудно. Пока не совсем понятно, о чем же собственно договорились два лидера и насколько важна достигнутая ими договоренность.

Из обнародованного в среду совместного письма руководителей обоих государств следует, что имеются два пути для реализации всех необходимых по их мнению реформ в области экономического управления. Это либо пересмотр уже существующего Договора о создании Европейского Союза, на чем настаивает г-жа Меркель, либо подписание нового соглашения между государствами еврозоны, к чему больше склоняется президент Франции. Такая разница в подходах может свидетельствовать об уровне желания и готовности политического руководства обеих стран к поиску путей выхода из кризиса.

Вполне вероятно, что в текст европейского Пакта о стабильности и экономическом развитии будут внесены изменения, выходящие за рамки вышеупомянутого пакета из шести нормативных актов. Можно предположить, что руководителям Франции и Германии удалось достичь компромисса по ряду вопросов, касающихся автоматического введения санкций против стран, нарушающих условия Пакта. В частности, дефицит бюджета страны–участницы Пакта должен быть не выше 3% от ее ВВП, а объем госдолга в перспективе не должен превышать 60% ВВП соответствующей страны.

Кроме того, лидеры Германии и Франции договорились о том, что все государства, входящие в зону евро, должны будут принять законодательные акты, устанавливающие так называемые золотые правила. Согласно им, годовые бюджеты государств еврозоны должны быть сбалансированными, а правительства должны принимать меры по ограничению уровня государственного долга. Контроль за соблюдением этих "золотых правил" будет осуществлять Европейский суд.

Финансовые рынки оживились и после достигнутой на парижской встрече франко-германской договоренности о том, что после разрешения греческого кризиса частные держатели государственных облигаций больше не обязаны будут списывать часть стоимости своих инвестиций при выкупе облигаций. Лидеры двух стран также обсудили план действий на 2012 год относительно создания постоянно действующего органа по выкупу гособлигаций стран еврозоны, который получит название "Европейский механизм стабильности". Однако при этом они не сообщили, предусматривает ли создание Европейского механизма стабильности дальнейшее функционирование уже существующего временного органа по выкупу государственных ценных бумаг - Европейского фонда финансовой стабильности.

Руководитель ЕЦБ подчеркнул, что, наряду со среднесрочными реформами системы экономического управления на уровне еврозоны, более активные и решительные действия должны предпринимать и правительства конкретных государств, особенно утративших доверие на рынках ценных бумаг. События прошлой недели свидетельствуют о позитивных изменениях и в этом направлении. Так, Ирландия и, что особенно важно, Италия представили свои программы экономических реформ, предусматривающие дальнейшее урезание государственных расходов либо повышение налогов.

В понедельник новый премьер-министр Италии Марио Монти ознакомил парламент страны со своими предложениями по увеличению доходной части бюджета на 30 млрд. евро за счет внедрения новых налогов и урезания расходов, в том числе и путем такой болезненной реформы, как повышение пенсионного возраста. Таким образом, Монти начал реализовывать ожидания разработчиков плана по устранению от власти его предшественника Сильвио Берлускони, который им удалось осуществить в ноябре.

Берлускони оказался совершено не готовым к внедрению жизненно важных экономических реформ, в отсутствие которых третья по объему экономика еврозоны была обречена на дальнейшую стагнацию и могла превратиться в смертельную угрозу для стабильности единой европейской валюты.

Правительство Ирландии, в свою очередь, предложило план по дальнейшему реформированию собственной экономики и более существенному урезанию расходов. В соответствии с ним, государственные расходы в период до 2014 года должны сократиться еще на 10%, причем в наибольшей степени эти меры экономии коснутся сфер образования и здравоохранения. Не отстает от своих коллег из Ирландии и Италии и новое правительство Греции под руководством Лукаса Пападемоса, добившееся одобрения парламента на осуществление предложенного им пакета экономических реформ.

Меры, предпринятые оказавшимися в долговой яме государствами-заемщиками каждым по отдельности и вместе взятыми, увеличивают вероятность того, что эффективная стратегия по выходу еврозоны из бюджетного кризиса будет способствовать стабилизации экономики на всей территории единой европейской валюты.

Однако, как свидетельствует исторический опыт, борьба с эпидемией долгового кризиса, подобная той, что охватила сегодня зону евро, исключительно сложный и долгий процесс, и совершенно очевидно, что Европа столкнулась с самым трудным и опасным кризисом в современной истории. Его возможные последствия будут более серьезными, чем последствия долгового кризиса, бушевавшего в странах Латинской Америки в середине 80-х годов прошлого столетия.

В центре этого кризиса оказались не только страны, обремененные огромным государственным долгом, но и хрупкий европейский банковский сектор, уже и без того ослабленный в результате разразившегося в 2007 ипотечного кризиса в США. Предоставляя крупные кредиты слабым правительствам, банки способствуют формированию порочного круга экономических проблем с "отрицательной обратной связью", и таким образом подрывают усилия по восстановлению экономики всей еврозоны.

Лакмусовой бумажкой проблем банковского сектора стали события 30 ноября сего года, когда национальные банки шести крупнейших экономик мира - Федеральный резервный банк США, Европейский центральный банк, Банк Японии, Английский банк (центральный банк Великобритании), Швейцарский национальный банк и Канадский банк - выступили с совместным заявлением о необходимости объединения усилий с целью обеспечения ликвидности мировой финансовой системы.

С одной стороны, такой шаг можно считать позитивным, так как он свидетельствует о высоком уровне международного сотрудничества, необходимом для сдерживания и преодоления долгового кризиса еврозоны. Но, с другой стороны, он говорит о том, что даже при условии массированных интервенций Европейского центробанка, направленных на поддержание ликвидности европейских банков, этой меры все равно будет недостаточно для стабилизации банковской системы, работающей на глобальном, а не просто на региональном уровне.

На этой неделе в Европу прибыл министр финансов США Тим Гайтнер. Это свидетельствует, насколько Белый Дом обеспокоен нерешительностью действий Европы в борьбе с кризисом и восстановлении доверия со стороны инвесторов.

Вместе с тем вполне возможно, что визит Гайтнера связан и с какими-то дополнительными планами. В частности, это может быть инициатива по усилению антикризисной роли Международного валютного фонда, который расположен в Вашингтоне и служит в качестве государственной организации по оказанию финансовой помощи нуждающимся в ней странам. Так, МВФ уже участвует в финансировании и поддержке программ экономических реформ в Греции, Ирландии и Португалии, и осуществляет мониторинг состояния итальянской экономики.

Но достичь во время саммита ЕС согласия на политическом уровне - только часть дела. Гораздо труднее согласовать и реализовать сложные с технической и юридической точек зрения инициативы, некоторые из которых только находятся на стадии изучения и еще даже не предлагались для рассмотрения. Семнадцать государств еврозоны, а возможно, и правительства, и парламенты всех 27 стран Европейского Союза должны будут обсудить и утвердить многие из рассматриваемых шагов. И свое веское слово в принятии этих решений захочет сказать Европейский парламент, борющийся за влияние и полномочия с такими организациями, как Европейская комиссия и Совет ЕС.

Скептики указывают на то, что технически и юридически обеспечить выполнение требований по сбалансированности бюджета и уровню государственного долга очень трудно сделать даже в масштабах одной отдельно взятой страны, не говоря уже о семнадцати. К тому же они сомневаются, что правительство любой суверенной страны захочет подвергать себя таким строгим ограничениям, и считают полностью несостоятельным представление о том, что независимые государства согласятся с введением против них санкций за действия в нарушение либо обход установленных правил.

Они вполне справедливо отмечают: государства еврозоны до сих пор имеют порой диаметрально противоположные взгляды не только на то, что конкретно каждому из них может принести скоординированная экономическая политика в пределах зоны евро, но и на экономическую целесообразность проводимых реформ. Так, например, давно известно, что Франция и Германия по-разному видят цели и задачи усиления европейских структур, отвечающих за реализацию согласованной экономической политики.

Конечно, нельзя игнорировать и опасения экспертов, считающих, что стратегия борьбы с долговым кризисом не должна базироваться только на обеспечении выполнения требований бюджетной дисциплины. По их мнению, такой подход приведет к тому, что экономика стран Европы будет втянута в воронку рецессии, а сама Европа столкнется с проблемой дефляции еще задолго до того, как начнут приносить свои плоды структурные экономические реформы. Некоторые из них утверждают, что фатальная ошибка существующего валютного союза, которая уже сегодня дает о себе знать, состоит не в слабой бюджетной дисциплине, а в слишком больших различиях в уровне экономического развития стран–членов валютного союза и дисбалансе бюджетов, к которым такие различия приводят и будут приводить в дальнейшем.

Таким образом, то, что мы наблюдаем сегодня, это вовсе не создание союза стабильности или бюджетного союза. Это переходный этап на пути к образованию совершенно другой еврозоны - возможно, с меньшим количеством членов, с интенсивным перетеканием финансовых ресурсов от более богатых стран к более бедным или с более высоким пороговым уровнем инфляции. То есть союза, с которым решительно не согласятся такие страны, как, например, Германия или Голландия.

Сегодня уже совершенно очевидно, что, к большому сожалению, правительства стран Евросоюза реагируют на уже свершившуюся жестокую реальность. Фондовые рынки в очередной раз стали мощным инструментом дисциплинарного воздействия на их поведение. Ныне уже невозможно игнорировать последствия для внутренней экономики от растущей конкуренции со стороны таких стремительно развивающихся экономических гигантов, как Китай. И сейчас уже очевидно, что Европа больше не может позволить себе поддерживать тот уровень социального обеспечения и социальных льгот, который она имела возможность поддерживать в течение сорока последних лет относительного экономического благополучия.

Неминуемому переформатированию экономического ландшафта Европейского Союза способствуют и мощные внутренние силы. Европа станет первым в истории континентом, которому суждено будет пережить долговременный экономический спад. В сочетании с такой проблемой, как старение населения, он будет иметь самые серьезные последствия для ее инновационного потенциала, а в конечном итоге и для темпов экономического роста в долгосрочной перспективе.

Потому борьба с этими угрозами на фоне финансового кризиса и, возможно, длительного периода вялотекущего развития, а то и вовсе экономической стагнации, станет серьезным испытанием для системы, которую один из отцов-основателей еврозоны профессор Отмар Иссинг назвал "самым успешным проектом экономической интеграции в истории человечества".

Стюарт Флеминг Зеркало Недели

Читать также:

Выживет ли евро?

Экономика облупленного маникюра

Парадокс второй волны кризиса: ее так ждут, а она все не начинается

Выживет ли евро?

Сценарии развития мирового кризиса

 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua