" />
В тисках НБУ: какую цену Украина платит за валютные ограничения
25.01.2016

ImageКаждый день за валютную стабильность свою цену платит и бизнес, и Национальный банк, и обычный украинец

Польза от валютных ограничений - стабильная гривня. Но без смягчения этих ограничений просто неоткуда будет взяться притоку валюты, за счет которого НБУ сможет пополнить резервы, а рынок обеспечить новый баланс спроса и предложения.

В 2013-2014 годах в результатегеополитическихи экономических потрясений Украина потеряла выход на международные рынки заимствований, экспорт резко снизился, ухудшив и без того отрицательный торговый баланс. Национальный банк Украины, потратив львиную долю резервов, потерял возможность удерживать курс на искусственном уровне 8 грн/$. Гривня ступенчато ослаблялась, и в феврале 2015 г. курс достиг 32 грн/$. В течение месяца ситуацию удалось выровнять, курс стабилизировался. На протяжении года, 2015 года, зажатый в тиски валютных ограничений НБУ, курс колебался в диапазоне 21-24 грн/$.

Попробуем представить текущее равновесие в Украине в виде следующего упрощенного графика. По осям представлен объем спроса и предложения на национальную валюту, средняя линия - линия равновесия, где спрос и предложение равны, следовательно, курс гривны не испытывает давления в ту или иную сторону. Этот спрос на валюту сегодня ограничивается искусственно на текущем уровне сложной конструкцией из валютных ограничений для внешней торговли и движения капиталов.

Равновесия валютного рынка

Текущее равновесие порождает своеобразный замкнутый круг. Рост экономики, выход рынка из тени, оживление внешней торговли и иностранных инвестиций могли бы нарастить предложение валюты и перевести равновесие в новую позицию. Однако этого не происходит, и частично причиной тому стали именно валютные ограничения, спасительные в период кризиса.

Если же спрос увеличится без соответствующего роста предложения - гривна окажется под давлением. Но предложению валюты (прямым и портфельным инвестициям, экспортным поступлениям) неоткуда взяться. В стране остается плачевным уровень защиты частной собственности и прав кредиторов и инвесторов, сохраняются коррупция и сложности с ведением бизнеса и, что крайне важно, действуют жесткие валютные ограничения на международную торговлю и вывод капитала, включая даже дивиденды.

Национальный банк добился стабильности на валютном рынке - однако попутно привел степень и без того невысокой экономической свободы в Украине к уровню африканских стран. Какова цена этой стабильности, и чего больше в ограничениях на текущий момент - вреда или пользы?

Цена для населения

Украинцы, по сути, не могут полноценно распоряжаться собственными деньгами. Забрать деньги с валютных счетов - проблематично, перевод валютных средств между банками - невозможен. Купить доллары даже для того, чтобы оставить их на депозите в банке - крайне сложно.

Чтобы снизить валютные риски люди вынуждены пользоваться "черным рынком". Гривне и банковской системе перестали доверять, других вменяемых инструментов сбережения в Украине не появилось. Вместо того, чтобы получать проценты по вкладам, люди держат наличные "под матрацем". А чтобы обеспечить себе рост "подушки безопасности" в тревожные времена, как минимум сопоставимый с упущенным банковским процентом, вынуждены меньше потреблять. Снятие только валютных депозитов составило с начала года $5,5 млрд. Недополученные проценты по этим вкладам в годовом выражении могли бы составить $300-400 млн.

Таким образом, вместо новых покупок люди активнее пополняют сбережения, потребительский спрос снижается, банковская система остается без вкладов, теневая экономика растет.

Цена для бизнеса

Краткосрочное равновесие, полученное за счет валютных ограничений, спасительное для экономики в момент острого кризиса, в средне- и долгосрочном периоде, оборачивается губительным для развития легального бизнеса.

Компаниям-импортерам нужно предоставить огромное количество сопроводительных документов, чтобы купить валюту. Им запрещено проводить крупные авансовые платежи, они обязаны замораживать на четыре дня полную сумму по сделке на счету перед каждой оплатой, что вымывает оборотный капитал. Многие предприятия, в особенности те, которые инвестируют в оборудование, не могут уложиться в установленный для проведения сделки срок - 90 дней. Обязательная продажа 75% валютной выручки для экспортеров создает дополнительные затраты в виде курсовой разницы при последующей покупке иностранной валюты.

Даже такая простая вещь, как экспорт услуг (программисты, дизайнеры) требует подготовки такого пакета документов, с которым малый бизнес часто просто не в состоянии справиться.

В итоге тяжелое и затратное администрирование и другие ограничения устанавливают своего рода налог на ведение внешнеэкономической деятельности.

По оценкам Всемирного банка, в 2013 году, еще до установления текущих ограничений, Украина находилась в предпоследней группе стран по уровню легкости проведения валютных операций, сейчас, скорее всего, она перешла бы в последнюю группу, став соседями с Анголой, Непалом, Эфиопией, Венесуэлой и Соломоновыми островами.

Ограничения обеспечивают краткосрочную стабилизацию, что позитивно для бизнеса, но в долгосрочной перспективе ограничения лишь усугубляют проблему дефицита иностранной валюты в Украине, стимулируя ее накопление на оффшорах. Ограничения "работают в обе стороны", их побочное действие - снижение бизнес-активности, и как следствие - потенциального притока валюты в виде экспортных поступлений, кредитов или иностранных инвестиций.

Ограничения стимулируют переход бизнеса в тень и создание громоздких схем обхода этих ограничений, и, в конечном счете, - фокусирование экономики на примитивных сырьевых производствах, не требующих импортных составляющих. Кроме того, выталкивая бизнес в тень для минимизации валютных рисков, эти ограничения негативно влияют и на сбор налогов.

Цена для инвестиций и экономического развития

Кризис привел к резкому сокращению доли инвестиций в ВВП. В 2013 году она составляла 17-19%. В 2014-ом - 14%. По результатам последних четырех кварталов этот показатель достиг 13%.

Недоинвестирование в основной капитал крайне негативно отражается на экономическом росте, когда перед страной особенно остро стоит задача вхождения на новые рынки в связи с потерей рынка России. Валютные ограничения сильно усугубляют эту проблему. С сентября 2014 года, когда был введен запрет на репатриацию дивидендов, на счетах "зависли" распределенные дивиденды в гривне. Тогда курс доллара составлял 13 грн/$. В долларовом эквиваленте из-за девальвации инвесторы уже потеряли почти половину своих доходов.

Невозможность "выхода" из инвестиции и вывода заработанной прибыли приводит к тому, что новые прямые инвесторы в Украину не приходят, а существующие начинают рассматривать даже "заморозку" или продажу бизнеса. Кроме того, в Украине остается очень большой проблема с защитой прав собственности, инвесторов и кредиторов и верховенством права в целом. Рост прямых и портфельных иностранных инвестиций, который мог бы способствовать росту экономики, пополнить золотовалютные резервы НБУ и создать предложение на валютном рынке в таких условиях выглядит просто нереалистичным.

Цена для НБУ

Национальный банк как регулятор также платит свою цену за поддержание этих ограничений. К прямым расходам можно отнести администрирование огромного потока документов и разрешений. Кроме того, как показала практика, ограничения требуют постоянного их уточнения, чтобы они закрывали максимальное количество новых "обходных путей".

Дополнительные прямые потери для Нацбанка - отсутствие роста золотовалютных резервов за счет иностранных инвестиций и роста экономики, а соответственно - поступлений от экспортных операций. Валютные ограничения тут не единственный, но важный сдерживающий фактор.

Существует и риск непрямых потерь - это репутационные потери для регулятора и потеря доверия к его политике. Бизнес и банки крайне недовольны текущим положением вещей. Чем дольше оно сохраняется, тем сложнее будет НБУ проводить монетарную политику, в особенности части "вербальных интервенций" - риторики, направленной на формирование и поддержание тех или иных ожиданий, необходимых для целей такой политики.

Таким образом, валютные ограничения помогают удержать стабильность валюты, но бизнес, население, экономика и сам регулятор вынуждены дорого платить за такую стабильность. Годы искусственного удержания курса гривны уже неединожды приводили к резким обвалам валюты. Сначала в кризис 1998 года, затем в кризис 2008-2009, и наконец, в 2014-2015 годах.

Мы очень хотим пожелать, чтобы в 2016 году регулятор не выбрал эти старые и хорошо знакомые грабли, а все государственные органы объединились вокруг идей верховенства права, защиты частной собственности, прав кредиторов и инвесторов, создания равных конкурентных условий на рынках и снятия всех административных препятствий для ведения бизнеса, в том числе -и не в последнюю очередь - валютных ограничений. Если это случится - Украина совершит огромный скачок, и мы увидим колоссальный приток валюты и экономический рост.

Мария Репко, заместитель директора Центра экономической стратегии www.liga.net

Читать также: 

Охрименко Александр: Теперь понятно, почему доллар «прыгнул»

В Украине использовали "африканскую модель" с курсом валюты для избранных - эксперт

Охрименко Александр: Минфин обманул на счет снижения госдолга Украины за 2015 год

Замкнутый круг: Украина теряет производство и экспорт

Украина за годы независимости поставила мировой рекорд падения ВВП, – эксперт

Локальные деньги: как сохранить независимость в век глобализации

 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua