" />
Веселые ребята.
Бизнес - Бизнес истории
09.02.2008
ImageКомедийные проекты приносят их создателям миллионы. Но лишь часть этих денег оседает в карманах отечественных производителей шуток. Что мешает продавать шутки дорого?
Как превратить юмор в бизнес, Дмитрий Чекалкин подсмотрел в США, где работал продюсером русскоязычной радиостанции «Новая жизнь», принадлежавшей Вадиму Рабиновичу. «В Америке я познакомился с радиоведущей доктором Лаудер, бабушкой, которая 30 лет делала одну пятиминутную передачу — смесь юмора, морализаторства и последних политических сплетен», — вспоминает Дмитрий Чекалкин. Программа выходила три раза в день. За выпуск ее автор получала от радиостанции всего $10 тыс. — мелочь по американским меркам. Но за счет того что передачу ретранслировали 450 радиостанций по всей Америке, годовые доходы доктора Лаудер достигали $4,5 млн.

Радиобизнес бывшего дипломата и экс-вице-президента когда-то крупного медиахолдинга «Киевские Ведомости» организован по тому же принципу. 30 передач компании DIVA Production выходят на 140 русскоязычных радиостанциях в разных странах мира. Основные доходы приносит российский рынок. Программы украинского производства (розыгрыши, «Два веселых перца», «Радиопираты», «Юмор в сапогах» и т. д.) выходят на 40 радиостанциях в России, в том числе на «Юмор FM», транслируемом по всей стране, а с недавних пор в Киргизии, Казахстане и Приднестровье.

Украинские аналоги таких радиостанций пока не столь успешны (к примеру, юмористическое радио «Перец FM» вещает только в Киеве), поэтому на отечественных радиостанциях Чекалкин зарабатывает гораздо меньше. К тому же они расплачиваются за продукт не деньгами, а рекламным временем, которое DIVA Production продает рекламодателям (в компании есть свой рекламный отдел).

Производство радиопередач — лишь часть бизнеса Дмитрия Чекалкина, занявшего еще и нишу юмористических корпоративных фильмов, журналов и газет. Ежемесячно DIVA Production выпускает 2-3 фильма стоимостью от $5 тыс. по заказу крупных компаний. К примеру, для собственника холдинга «Мироновский хлебопродукт» (торговая марка «Наша Ряба») Юрия Косюка сняли фильм «Властелин кур». А ко дню рождения одного из совладельцев группы «Приват» Геннадия Боголюбова издали 100-страничный глянцевый журнал Gennady с юмористическими статьями, анекдотами, фотографиями и кроссвордом. Себестоимость такого подарка — около $12-13 тыс., но производитель продает его минимум вдвое дороже. Среди заказчиков не только крупные украинские бизнесмены, но и российские олигархи: Борис Березовский, совладелец АФК «Система» Владимир Евтушенков.

«Деньги на юморе делать можно, причем неплохие», — утверждает Чекалкин, которому радиорозыгрыши ежемесячно приносят более $40 тыс. Есть и другие примеры коммерчески успешных проектов. В прошлом году Ernst & Young оценила Comedy Club UA в $1,5 млн. Ежегодные обороты компании, принадлежащей Артуру Джанибекяну, превышают $2 млн. Примерно такие же доходы у Студии Квартал-95. Тем не менее ниша украинских комедийных проектов все еще пустует.

Эфирное счастье

В Украине рынок комедийных продуктов не так велик, и его самый прибыльный сегмент — телевидение — почти полностью оккупировали российские проекты, многие из которых достались нам еще со времен Советского Союза. «Собственного продукта мало, слишком много иностранных программ — российских либо западных, адаптированных для стран СНГ», — говорит Владимир Зеленский из Студии Квартал-95. При этом не хватает идей, способных на уровне конкурировать с зарубежным продуктом, полагает руководитель отдела услуг по оценке компании Ernst & Young в Украине Дмитрий Литвак.

Для телеканалов комедийные передачи — неотъемлемая часть эфира. Они обеспечивают стабильно высокие рейтинги, что гарантирует каналам значительные рекламные поступления. К примеру, стоимость показа рекламного ролика в программах «Кривое зеркало» или Comedy Club достигает $2-8 тыс. Теоретически, это сулит неплохие доходы производителям комедийного контента. «Ничто не сравнится с теми деньгами, которые можно заработать на телевидении и в киноиндустрии. Это наиболее эффективное средство рекламы и дистрибуции. Доходы американских комиков, сценаристов или продюсеров, которым удалось продвинуть свой проект, к примеру, на МTV, Comedy Central или HBO, достигают десятков миллионов долларов», — рассказывает Контрактам главный редактор онлайн-журнала sheckymagazine.com Брайан Макким.

Но вопреки очевидной логике создатели украинских программ уверяют, что это не так. «Затраты на производство телепродукта намного выше, чем, к примеру, на радио. А продать его в Украине по достойной цене не получится, поскольку цену сбивают россияне», — объясняет Дмитрий Чекалкин. На создание часового шоу уходит $25-30 тыс., в то время как права на показ популярных российских комедийных передач «Городок» или «Наша Russia» обойдутся телеканалу всего в $15 тыс. в месяц. К тому же под раскрученные программы канал без особого труда привлечет спонсорские деньги, что сведет его затраты к минимуму. Спонсорский пакет в передаче «Городок» стоит $150 тыс. в месяц (за эти деньги Илья Олейников и Юрий Стоянов будут лично упоминать название компании в каждой серии).

Гонорары артистов комедийного жанра (за выступление на концертах и корпоративных мероприятиях), $ тыс.

Image1.Максим Галкин, 100






Image2.Гарик Мартиросян, 100




Image3.Павел Воля, 100




Image4.Резиденты Comedy Club RU (без
Гарика Мартиросяна и Павла Воли),51,5



Image5.Михаил Задорнов, 40




Image6.Новые русские бабки, 25




Image7.Елена Воробей, 22,5




Image8.Геннадий Ветров, 18




Image9.Ефим Шифрин, 12




Image10.Игорь Христенко, 12




Image11.Сергей Дроботенко, 12





Image12.Владимир Данилец и Владимир
Моисеенко, 22




Image13.Резиденты Comedy Club UA, 10




Image14.Студия Квартал-95, 10-15



Снимать юмористические телеконцерты специально для украинских телеканалов тоже бессмысленно. Российские программы успели не только полностью завоевать украинский телеэфир, но и привлечь в свои ряды много артистов из Украины. Нишу телевизионных концертов на украинском ТВ заняли «Аншлаг», «Кривое зеркало», «Юрмалина», «Хорошие шутки» и т. д. «Зачем ввязываться в конкурентную борьбу, если заранее известно, что проиграешь», — констатирует Чекалкин.

Украинским продакшн-компаниям трудно убедить телеканалы, что их проекты не уступят в популярности Аншлагу или КВНу, которые уже давно превратились в успешный бизнес. К примеру, ежегодные обороты империи Александра Маслякова оценивают в $2-5 млн. «Масляков смог поставить этот бизнес на широкую ногу», — говорит режиссер днепропетровского театра «КВН ДГУ» Евгений Чепурняк. Безбедное существование Клубу веселых и находчивых обеспечивает в первую очередь продажа программы на телевидении. А еще есть взносы команд за участие в соревнованиях и спонсоры, готовые тратиться (стоимость спонсорского пакета — от $50 тыс. до $1,5 млн) за упоминание в эфире передачи. Члены клуба обязательно должны покупать КВНовскую рекламную продукцию и символику: игрушки, проспекты, журналы «Игра», плакаты. Определенный доход компании «АМиК», создающей программу, приносят и гастрольные туры команд, проходящие в перерыве между играми. Члены Клуба отчисляют компании процент от сборов во время концертов. За гастрольной деятельностью команд, попавших под крыло Маслякова, АМиК строго следит.

Аншлаг — еще один долгожитель российского телевидения. В конце 1980-х годов автор и ведущая программы Регина Дубовицкая предложила рынку совершенно новый формат юмористического проекта. Она находила молодых артистов и организовывала концерты, демонстрировавшиеся затем по телевизору. Уже 20 лет этот механизм работает без сбоев, принося продюсеру Аншлага Александру Достману стабильный доход. Только один концерт участников телеконцерта собирает около $50 тыс. Впрочем, для Достмана, бизнес которого завязан на телевидении и концертном зале «Россия», телепроект лишь часть интересов. Принадлежащий ему культурный фонд «Артэс» ежегодно организовывает до десяти крупных концертов звезд российской и иностранной эстрады.

Формат телеконцертов переняли Евгений Петросян и Елена Степаненко, создавшие театр эстрадных миниатюр «Кривое зеркало». Российский Forbes оценил состояние Петросяна в $2 млн.

Юмористы, принимавшие участие в Аншлаге или Кривом зеркале и запомнившиеся широкой публике, зарабатывают, выступая на гастролях. Чем известнее имя, тем выше гонорары и полнее концертные залы. Исчезновение из эфира грозит комикам забвением. Впрочем, слишком часто мелькать на экране тоже опасно. Владимиру Данильцу и Владимиру Моисеенко пришлось отказаться от работы в Кривом зеркале, поскольку передач с их участием стало чересчур много. Из-за постоянного присутствия артистов на ТВ интерес публики к их концертам, основному источнику доходов юмористов, снизился.
Из украинских проектов все еще пытается отвоевать место в эфире Comedy Club UA, от которого в 2007 году отказался сначала Интер, а потом 1+1. А удержаться нелегко, учитывая, что бороться приходится не только с двухчасовыми концертами Михаила Задорнова или Михаила Жванецкого, но и с проектами материнской компании, запустившей много новых шоу («Наша Russia», «Смех без правил», «Шоу Ньюс»).

«Мы стремимся к тому, чтобы ТВ превратилось для нас в главный источник денег», — рассказывает генеральный директор Comedy Club UA Дмитрий Царенко. Еще недавно основные доходы компании приносили участия в корпоративных вечеринках, выступления в клубах, гастроли, но сегодня 50% выручки обеспечивает телевидение. По словам Царенко, новые передачи появятся на Новом канале уже в середине марта. Сейчас компания занята съемками программ. Телевизионную версию выступлений снимают блоками по 6-8 программ, что оптимизирует затраты и позволяет снизить себестоимость каждой передачи до $25 тыс. По оценкам участников рынка, на продаже одной программы Comedy зарабатывает до $10-15 тыс.

Лучше отношения с телевидением складываются у Студии Квартал-95, которая делает для Интера программу «Вечерний Квартал». Телепродукт — это не единственное, что покупают у компании телевизионщики. Студия по заказу каналов работает над идеями (форматами) телепрограмм, делает спецпроекты (новогодние огоньки, концерты), сериалы, пишет сценарии художественных фильмов.

Шутки подано!

По словам Брайана Маккима, популярным американским комикам прибыль приносит не только шоу на телевидении, но и продажа CD, DVD-дисков, а также живые выступления. В 2006 году один из самых известных в США артистов Larry the Cable Guy во время своих гастролей собрал кассу в $21,5 млн.

Еще один существенный источник доходов — выступления на корпоративных мероприятиях, в казино или в морских круизах. Для многих украинских артистов комедийного жанра ведение корпоративных вечеров и закрытых вечеринок — наиболее доступный способ заработка. «В Украине правильное отношение к развлечениям. Бюджет стандартной шоу-программы обычно в 2-3 раза превышает затраты на угощение и напитки», — рассказывает Дмитрий Чекалкин. Для того чтобы накормить 100 гостей, приглашенных на праздник в самый престижный зал Киева (Премьер Палас или Hyatt), достаточно $10 тыс. Но развлекательная программа не сможет быть дешевле $15-30 тыс.

Самые богатые комики

Сколько зарабатывают на комедийных проектах
Комик/проект Источник дохода Доходы, $ млн в год
Джерри Сайнфельд

Съемки собственного телешоу,гонорары за участие в создании сценария к полнометражному мультфильму «Би Муви: медовый заговор»

60
Дэвид ЛеттерманСъемки ток-шоу Late Show with David Letterman, продюсирование популярного сериала «Все любят Реймонда»40
Бен СтиллерСъемки в фильмах «Ночь в музее», «Трудный ребенок» (Heartbreak Kid)38
Джей ЛеноСъемки ток-шоу Tonight Show, продажа билетов на stand up шоу32
Адам СэндлерСъемки в фильме «Чак и Ларри: Пожарная свадьба»30
Арташес Саркисян, Артак Гаспарян, Артур Джанибекян/ Comedy Club ruВыступления в клубах, проведение корпоративных вечеринок, телеэфир, спонсорство, ресторанный бизнес25
Александр Масляков/ КВНТелепрограмма, продажа билетов на концерты, спонсорство, плата команд за участие в лигах2-5
Максим ГалкинКонцерты, телевизионное шоу, роли в комедийных мюзиклах2,5
Артур Джанибекян/ Comedy Club uaВыступления в клубах, проведение корпоративных вечеринок, телеэфир, спонсорство2,3
Евгений Петросян и Елена Степаненко/ Кривое зеркалоТелепрограмма, продажа билетов на концерты, спонсорство2,1
Владимир Зеленский и КО/ Студия «Квартал-95»Телеэфир, продажа билетов на концерты, проведение корпоративных вечеринокн/д

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По данным Forbes, компаний, экспертов

Украинскому Comedy Club участие в корпоративах приносит до 40% выручки. Гонорары резидентов проекта достигают $10 тыс. Хотя и здесь приходится конкурировать с россиянами, гонорары которых гораздо выше. Самые востребованные ведущие эксклюзивных вечеринок в России и Украине Гарик Мартиросян и Павел Воля (резиденты российского Comedy) за один вечер получают по $100 тыс.

Все еще вакантной остается ниша живых выступлений в клубах. «В США, к примеру, сформирован класс комиков, живущих за счет выступлений в комедийных клубах», — рассказывает Брайан Маккин. Жанр stand up comedy (выступление артиста в клубе с сатирическим монологом) вновь на пике популярности. Комедийные клубы есть не только во всех крупных городах США и Канады, но и в небольших населенных пунктах. В Украине это течение только зарождается силами Comedy Club и Студии Квартал-95, открывающими свои филиалы в регионах и развлекающими местных клабберов.

«Шоу в клубах окупаются за счет продажи билетов, рекламы и спонсорских денег», — говорит Дмитрий Царенко. Найти спонсора в Comedy было несложно. Первыми интерес к проекту проявили алкогольные бренды и операторы мобильной связи.

Шире бренд

Компании, сделавшие юмор своим бизнесом, стараются продвигать бренд в смежные отрасли, максимально расширяя сферу деятельности. К примеру, Квартал-95 работает над сценариями передач для телевидения. Comedy Club UA, позиционирующий себя как продакшн-компания, в ближайшее время займется продажей рингтонов, запустит линию одежды и еще один телепроект «Квартира Comedy».

Компании, планирующие задержаться в комедийном сегменте более трех-пяти лет (средний срок жизни юмористического проекта), вынуждены постоянно создавать и реализовывать новые продукты. Только такая схема бизнеса в этом жанре жизнеспособна и интересна инвесторам.

«Спрос на акции продакшн-компаний из стран СНГ, появись они на бирже, обеспечен. Главное, чтобы бизнес был максимально прозрачным, и потенциальный покупатель понимал, чем компания занималась, как она достигла своих результатов и как планирует развиваться дальше. Ведь шутки — это все-таки специфический продукт», — говорит Дмитрий Литвак.

Впрочем, пока этот бизнес строится на личных договоренностях и связях, а отношения с клубами, телеканалами, спонсорами непрозрачны, очередь из инвесторов, готовых рискнуть и вложить в этот бизнес, не так уж и велика.

Самые высокие риски компаний, зарабатывающих на юморе, связаны с людьми, которые и составляют основную ее стоимость. Их уходы, непродуктивность, неумение работать друг с другом приводит к развалу даже самых успешных проектов. Кроме того, компании слишком зависимы от телеканалов и рекламы — каким бы удачным ни было шоу, если оно не в эфире, его создатели, выступая в клубах, могут только мечтать о высоких доходах.

Рынок же для юмористических проектов есть. Каждую неделю украинские телеканалы («1+1», «Интер», «Новый», «СТБ», ICTV, «ТРК Украина», «ТЕТ», К1, К2) транслируют около 70 часов юмористических передач и только 20% из них — украинского производства (комедийный сериал «Леся + Рома», «Каламбур», Comedy Club UA и «Вечерний Квартал»). Ниша телевизионных комедийных проектов, сделанных в Украине, почти пуста. Но есть за что бороться — по прогнозам экспертов, через 3-5 лет рынок телерекламы в Украине достигнет отметки в $1 млрд.


Аншлаг навсегда

Как создать успешный телевизионный юмористический проект

ImageРегина ДУБОВИЦКАЯ,
автор и ведущая юмористической передачи «Аншлаг»


Как возникла идея создать Аншлаг?

— В середине 1970-х годов я работала редактором одной из самых популярных радиопередач «С добрым утром!». Это был настоящий клуб юмористов — в редакцию приходили Марк Захаров, Андрей Миронов, Григорий Горин, Аркадий Арканов, Аркадий Хайт. На телевидении же в то время выходила только одна юмористическая передача — «Вокруг смеха». Но если нашими героями были артисты, то в Вокруг смеха приглашали писателей-сатириков. У меня и возникла идея, а почему бы не сделать на телевидении клуб эстрадных артистов. С этим и пришла на ТВ. Там согласились.

Вмешивается ли продюсер Аншлага в процесс создания программы?

— На мне лежат все творческие решения. Передачу делаю я, и тут у меня полная свобода действий. Все коммерческие вопросы решает продюсер (Александр Достман. — Ред.). В его дела я не вмешиваюсь, как и он в мои.

Каковы ваши функции в проекте?

— Концерты и телепередачи — это лишь результат, который видит зритель. В год мы делаем только 5-6 съемочных концертов. Основная моя работа связана с поиском новых артистов, раскруткой неизвестных имен. Владимир Данилец и Владимир Моисеенко ведь тоже у меня начинали. Когда-то я нашла их в Кисловодске на конкурсе артистов эстрады. Зашла в полупустой зал, где почти в полной тишине они показывали номер «Кролики». В 1989 году дуэт дебютировал в Аншлаге.

Как ищете новые лица?

— Сейчас чаще они сами меня находят, присылая кассеты со своими номерами. И хотя большинство отсеиваем, некоторые все же остаются.

На каких условиях работаете с артистами?

— За участие в телевизионных концертах мы ничего не платим артистам, также как и они не платят нам за участие в передачах. В Аншлаге они получают самое главное — известность.

На чем зарабатывает проект?

— На продаже программ телеканалам.

Как отразилось на передаче появление конкурентов, например, Кривого зеркала Евгения Петросяна?

— Кривое зеркало нам не конкурент. Другой формат. Проект Петросяна — это театр, где артисты играют определенные роли. У меня же скорее публицистическая передача.

Говорят, в 2004 году российское правительство рекомендовало закрыть передачу...

— Закрыть? Первый раз слышу. Передача приносит огромные рейтинги каналу «Россия». У Аншлага стабильно высокая зрительская аудитория. Маленькая цифра была только однажды — три года назад. Тогда я поспешила и уделила слишком много времени начинающему артисту, к которому зритель еще не успел привыкнуть.

Как удается Аншлагу так долго держаться в эфире?

— Преимущество программы в том, что у нее нет жесткой формы. Есть название, артисты и Регина Дубовицкая. У меня есть программы концертного вида, капустники, передачи об артистах. Аншлаг нельзя скопировать.

Не надоел ли вам Аншлаг за те 20 лет, что вы его делаете?

— Нет. Как только мне хочется сделать что-то новое, я реализую замысел в рамках Аншлага.


Москва заплатит

В Украине юмористы работают ради искусства, а зарабатывают в России

ImageВиктор Андриенко,
актер, режиссер, сценарист


С чего начиналась ваша карьера в комедийном жанре?

— Будучи студентом театрального института, я вместе со своими однокурсниками во время летних каникул ездил в детские лагеря и выступал с капустниками. Такие концерты организовывали и другие университеты, где были студенческие театры эстрадных миниатюр (СТЭМ). Из них вышли Александр Ширвиндт, Михаил Державин, Геннадий Хазанов, Семен Фарада, Роман Карцев, Илья Олейников. Студенческие движения постепенно переросли в полноценные театры. И в 1983 году появился наш театр «Гротеск», в который, кроме меня, вошли Валерий Чигляев, Илья Ноябрев и Александр Левит. Позднее он превратился в театр «Шарж».

Какой проект принес первый финансовый успех?

— Из телевизионных — «Шоу долгоносиков». Съемки передачи начались в 1996 году. Декорации для сериала делали из киномусора, который нашли на студии им. А. Довженко: старых костюмов, макетов и бутафории постсоветского периода. Студия получилась, мягко говоря, пошарпанной, но сериал от этого только выиграл. Бюджет программы был очень маленьким. Сейчас, чтобы снять одну серию аналогичной передачи, нужно не менее $10-20 тыс. На заработанные средства продюсер шоу Валентин Опалев создал телекомпанию «ТО «Мамаду», и мы вместе продолжили снимать комедийные проекты («Полное Мамаду», «Приватная милиция», «Комедийный квартет»). Потом работал с Юрием Стыцковским (руководитель проекта «Каламбур») над сериалом «Дружная семейка», который купили телеканалы «РТР» и «РЕН ТВ». Так юмор превратился в бизнес.

Сколько зарабатываете в этом бизнесе?

— Проблема в том, что у меня нет постоянного заработка. Все зависит от того, удалось ли продать проект. Сначала я работаю как автор идеи, потом как продюсер, затем как режиссер и актер. Сам нахожу деньги на съемки, а потом предлагаю готовый продукт телеканалам.

Инвесторы охотно участвуют в комедийных проектах?

— Сейчас найти инвестора очень легко. Главное — знать, что им предложить. К примеру, многие компании соглашаются на рroduct placement, считая такой вид рекламы эффективнее традиционного.

Юмор продавать легко?

— До того как появился ситком «Моя прекрасная няня», считалось, что юмор — это несерьезно и на нем нельзя заработать. А потом произошел «эффект няни», и люди сообразили, что юмор может приносить доходы. В успех ситкома не верил даже его создатель, генеральный продюсер СТС Александр Роднянский, но когда после второго показа серии доля зрительской аудитории составила 24%, а чуть позже поднялась до 46%, этот жанр стал очень востребованным.

Как часто российские телеканалы сотрудничают с украинскими юмористами?

— Многие украинские сценаристы, авторы, актеры, продюсеры создают программы специально для российских телеканалов. Ведь они намного щедрее отечественного ТВ, особенно если сами заказывают продукт. Поэтому наши авторы, к сожалению, едут зарабатывать в Москву. Украинские сценаристы трудятся над сериалом «Солдаты». Режиссер Алексей Кирющенко («Моя прекрасная няня» и «Большая Разница») из Днепропетровска. Гонорары тамошних авторов достигают от $2 до 10 тыс. за серию ситкома.

Почему украинское телевидение не заинтересовано в отечественном комедийном продукте?

— Заинтересовано. Но российские программы привлекательнее, потому что дешевле. Кроме того, некоторые каналы не верят в то, что украинские компании могут создать рейтинговый продукт. Поэтому предпочитают покупать уже проверенные на зрителях западные форматы программ. И авторам остается лишь переделывать иностранные передачи под нашу ментальность. Но далеко не все эти проекты получаются такими удачными, как, например, «Леся + Рома».


Смех за деньги

Comedy Club — успешный комедийный телепроект, приносящий более $2 млн ежегодно

ImageМаксим БАХМАТОВ,
основатель Comedy Club UA


Как появился Соmedy Club UA?

— Мы видели, какой успех у проекта был в России, и подумали, почему бы не сделать украинский Соmedy Club. С этим предложением обратились к совладельцам московской корпорации, которые согласилились расширить свой бизнес. Мы создали с москвичами совместное предприятие, вложив в компанию $34 тыс. Инвестиции окупились уже через три месяца. В августе 2007 года Ernst & Young оценил Соmedy Club UA в $1,5 млн.

Как удалось достичь быстрых результатов?

— Мы правильно подошли к организации бизнеса. Соmedy Club UA задумывался как коммерческий проект, целью которого было зарабатывать на шутках. Основные доходы приносили выступления на корпоративных вечеринках (выступление резидентов Соmedy Club UA на корпоративе стоит $10 тыс. — Ред.), телевизионный эфир и регулярные программы в клубе «Арена». В 2006 году оборот составил $2,3 млн.

Чем старт украинского проекта отличался от запуска российского?

— С одной стороны, нам было легче, потому что достался уже раскрученный бренд. Мы сумели достаточно быстро договориться о проведении вечеринок в клубе «Арена» на выгодных для себя условиях. А вот основателям российского Соmedy Club приходилось искать заведения, пока не набравшие постоянной клиентуры, и обещать им аншлаг. Денег на аренду модных заведений сначала не хватало. С другой стороны, в украинском проекте участвовали малоизвестные лица. Вадим Галыгин, Гарик Харламов, Александр Рева, Гарик Мартиросян из российского Comedy Club — это первые лица КВН. Их узнавали, и они уже были популярны. С такими артистами гораздо проще начинать. У нас этого преимущества не было.

Как собирали гостей на первую вечеринку?

— На первую — легко. Проблемы начались потом. Хотя мы сразу объяснили, что это украинский проект и резидентов российского Comedy на выступлениях не будет, публика ожидала увидеть именно их на сцене. Посетители первых выступлений в Арене не понимали, зачем платить $100-150 за наших артистов. Но вскоре вечеринки удалось сделать модными, и желающих попасть на них было предостаточно. Каждую неделю мы выступали в Арене, где заказать столик стоило $1 тыс., при полном зале.

Чем объясняете популярность Comedy Club UA?

— Проект оказался актуальным. Людям хочется нового: дискотеки, боулинг, рестораны уже надоели. Кроме того, нам повезло: мы довольно быстро попали на телевидение. А это залог успеха. На наше первое выступление пришел Леонид Мазор (в то время генеральный продюсер телеканала «Интер». — Ред.), который когда-то был одним из первых редакторов КВН. Увидев проект, он сразу предложил нам сотрудничество. В сентябре 2006-го мы вышли в эфир Интера. На съемки одной передачи канал тратил около $30-45 тыс.

Почему Интер отказался от такого успешного проекта?

— На канале поменялось руководство, а вместе с ним и стратегия развития. При Мазоре Интер пытался привлечь молодежную аудиторию, а новые топ-менеджеры решили не делать ставку на молодых зрителей. Мы начали вести переговоры с «1+1» — любой другой канал не потянул бы такой проект, и они недолго размышляли над нашим предложением. Каналу достался раскрученный проект, причем уже со спонсором, который почти все затраты на съемки оплачивал из своего кармана.

Параллельно вы открывали филиалы Comedy Club UA в регионах. Почему решили расширять бизнес, еще не закрепившись в Киеве?

— Увидев успех Comedy Club в России, Студия Квартал-95 начала открывать в регионах свои отделения — «Ночные кварталы». Они работали по тому же принципу, что и Comedy Club: развлекали молодежь в клубах. Филиалы формировали на базе местных КВНщиков. Чтобы не потерять рынок, нам нужно было тоже создавать свои филиалы в крупных городах. Первые отделения Comedy Club UA появились в декабре 2006-го в Днепропетровске, Запорожье, Хмельницком и Крыму (сейчас 8 филиалов. — Ред.). Мы находили в городе самое дорогое заведение, договаривались с ним о вечеринках, на которые продавали билеты по максимальной для города цене. В Одессе, например, билеты стоили по $100.

Какие инвестиции понадобились на создание региональной сети Comedy Club UA?

— На запуск каждого филиала мы тратили по $10-15 тыс.

Все региональные отделения успешны?

— В лучшем случае они выходят в ноль. Остальные убыточны. Некоторые пришлось закрыть. Самый успешный проект получился в Одессе, несмотря на то что там уже давно работает пиратская версия Comedy Club — Comedy Morgan (она появилась раньше, чем Comedy Club UA. — Ред.).

Какие еще продукты будут созданы на базе Comedy?

— Скоро выйдет линия одежды. Почти готово телевизионное риал-тайм шоу — «Квартира Comedy». Украинский Comedy Club должен развиваться по той же схеме, что и российский: расширять линейку телепродуктов на своей базе.

Почему вы покинули проект?

— Так сложились обстоятельства, что для всех было лучше, если бы я ушел.

В будущем планируете создать что-то подобное?

— Этот бизнес я изучил досконально, и мне теперь интересны проекты в других сферах.

Повод для шуток

Политическая сатира — единственная ниша, где украинские юмористы не конкурируют с российскими

ImageДмитрий ЧЕКАЛКИН,
генеральный директор студии DIVA Production


— В 2004 году мы сделали два сатирических сериала: «Веселі яйця» и «Операция «Проффесор», идея которых родилась в кабинете Юлии Тимошенко. Тогда меня поражало неверие в собственные силы и ужасная апатия, царившая в обществе, хотелось что-то изменить, разрядить юмором избирательный процесс. И у нас получилось. Эти проекты не принесли нам большой прибыли, но после успеха сериалов практически все партии поняли, что политический юмор можно использовать для пиара. И в студию посыпались заказы от желающих высмеять своих политических оппонентов. Одна из партий, например, предложила нам сделать проект «Серпом по яйцам». Деньги предлагали хорошие, но мы отказались. В итоге этот проект реализовала Студия Квартал-95. Несмотря на то что выборы прошли, таких заказов все еще много — политические силы не жалеют на это средств. На телевидении практически нет незаангажированного политического юмора. Если в эфире шутят над политиками, значит, кто-то за это заплатил. Сomedy Club UA, наверное, единственная передача, в которой над всеми политиками издеваются в равной степени.

Сейчас политическая сатира — одна из немногих ниш, в которой украинские комедийные проекты могут переиграть российских конкурентов. Шутить на политическую тему в России сегодня невозможно, а качественно высмеивать житейские темы мы еще не научились.

В СНГ первой сатирической передачей, высмеивающей политиков, считается сериал «Куклы» Виктора Шендеровича. В эфире она появилась в 1994 году и стала одной из самых популярных программ на НТВ. В Украине жанр политической сатиры начал активно развиваться в 1999 году, когда на телеканале «1+1» появилась передача «Великi перегони». И когда в 2001 году из российского эфира пропали практически все шутки о политиках, в Украине это направление, наоборот, процветало. Пик пришелся на выборы 2004 года, когда партии готовы были тратить на политический юмор по $100-200 тыс.

Елена СТРУК, Николай ТИМОШЕНКО
Контракты
 
< Пред.   След. >
2007-2016 Сайт Деньга создан чтобы помочь Вам достичь материального благополучия. Материалы сайта раскрывают тематики Инвестиции, Создание собственного бизнеса, Карьерный рост, Образование. Ресурс ориентирован на украинскую аудиторию, но может быть полезен всем. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах. Использование материалов Деньга разрешено только при наличии активной ссылки на главную страницу портала www.denga.com.ua